5757.БАЗОВЫЕ ТРАНСКРИПЦИОННЫЕ ЗНАКИ МОНГОЛЬСКИХ ТОПОНИМОВ В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ.

June 8, 2018 | Author: Anonymous | Category: Каталог , Без категории
Share Embed


Short Description

Download 5757.БАЗОВЫЕ ТРАНСКРИПЦИОННЫЕ ЗНАКИ МОНГОЛЬСКИХ ТОПОНИМОВ В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ. ...

Description

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный лингвистический университет» Евразийский лингвистический институт в г. Иркутске (филиал)

Кафедра восточных языков

Хушеева Тамара Анатольевна БАЗОВЫЕ ТРАНСКРИПЦИОННЫЕ ЗНАКИ МОНГОЛЬСКИХ ТОПОНИМОВ В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ Выпускная квалификационная работа студента группы ЕАЛИ7-5-93 Направление подготовки: 45.04.02 Лингвистика Направленность (профиль): Языки Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии

Научный руководитель: к.фил.н., доц., проф. кафедры восточных языков Готлиб О.М. ____________ «___» ______________ 20__ г. (подпись)

Заведующий кафедрой: к.соц.н., доц. Кремнёв Евгений Владимирович ____________ «___» ______________ 20__ г. (подпись)

Заведующий выпускающей кафедрой: к.соц.н., доц., зав.кафедрой восточных языков Кремнёв Евгений Владимирович ____________ «___» ______________ 20__ г. (подпись)

Иркутск 2016

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

2

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….. ГЛАВА

1.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

МОНГОЛИЗМОВ

В

ОСНОВЫ

КИТАЙСКОМ

ИССЛЕДОВАНИЯ

ЯЗЫКЕ

В

4 10

РУСЛЕ

ЛИНГВОКОНТАКТОЛОГИИ 1.1. Теоретические основы лингвоконтактологии………………………

10

1.2. Монгольско-китайская интерференция с точки зрения……………

13

Лингвоконтактологии 1.3. Монголизмы как результат заимствования…………………………

19

1.4. Критерии выявления адаптации монголизмов в работах В.И.

21

Рассадина и П. Рачневски 1.5. Монголизмы современного китайского языка………………...........

28

Выводы по 1 главе

31

ГЛАВА 2. ОСВОЕНИЕ МОНГОЛИЗМОВ В ТОПОНИМИЧЕСКОЙ

33

ЛЕКСИКЕ ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ 2.1. Исторические причины вхождения Внутренней Монголии в со-

33

став Китая и административное управление монголов 2.2. Способы адаптации монголизмов-топонимов в китайском языке

40

2.2.1. Фонетический способ………………………………………………

41

2.2.2. Семантический способ (семантическое калькирование)…….......

44

2.2.3. Смешанный способ…………………………………………………

45

2.3. Прилагательные в монгольской топонимике……………………….

48

2.4. Топонимические легенды Внутренней Монголии…………………

49

Выводы по 2 главе…………………………………………………...........

52

ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ КИТАЙСКИЕ ЗНАКИ, ………………………

53

ТРАНСКРИБИРУЮЩИЕ МОНГОЛЬСКУЮ ФОНЕТИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ 3.1. Исследование монголизмов-топонимов в китайском языке………

53

3.2. Принципы фиксации старомонгольской письменности китайски-

54

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

3

ми знаками 3.2.1. Основные принципы «Монгол бичиг»……………………………

57

3.2.2. Фиксация монгольских звуков китайскими знаками…………….

59

Выводы по 3 главе…………………………………………………...........

64

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………

65

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК……………………………………

67

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ…………………………

73

ПРИЛОЖЕНИЕ……………………………………………………………

74

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

4

ВВЕДЕНИЕ Диссертация посвящена исследованию монголизмов китайского языка и монголизмов-топонимов автономного района Внутренняя Монголия, а также систематизации китайских знаков, транскрибирующих монгольский язык. В последнее время изучение заимствованной лексики как результата международных и межгосударственных отношений становится все более актуальным. Политические, культурные, экономические связи способствуют беспрерывному обогащению лексики всех языков в совершенно различных областях. Одной из таких областей и источников пополнения лексики считается топонимика. Являясь объектом исследования языкознания, этнографии, истории, географии, лингвистики и других наук, топонимика содержит в себе богатое внутреннее содержание. Как результат разных контактов народов и культур, в лингвистике топонимы могут рассматриваться в таких областях, как лингвоконтактология и межкультурная коммуникативная история взаимодействия народов Монголии и Китая. Изучением смешения языков, впоследствии лингвоконтактологии, в разное время занимались как отечественные, так и зарубежные ученые, например, А. Шлейхер, Г. Шухардт, У. Вайнрайх, Э. Хауген, Л. Россетти,

Л.В. Щерба, А.Е. Карлинский, Ю.А.

Жлуктенко и др. Лингвистический аспект взаимовлияния китайского и монгольского языков вызывает интерес в лингвоконтактологии историей длительных отношений этих народов; языковое, культурное и экономическое общение кочевников и китайцев вызывает немалый интерес у представителей разных наук. Особое значение в данном направлении исследований имеют работы монголоведов Л.Н. Гумилева, Б.З. Базаровой, И.Т. Зограф, Г. Ганбаатар, Э.Равдан, Б.Я.Владимирцов, H.H. Поппе, Г.Д.Санжеев, Ц.-Д. Номинханов, Б. Ринчен и Ш. Лувсанвандан.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

5

В лексикологических исследованиях китайского языка выделяется группа монголизмов как части лексикона [Рассадин, 1980], при этом уточняется, что важной составляющей данной лексической группы являются топонимы. Вместе с тем, монголизмы-топонимы не являлись предметом комплексного и системного анализа в китаистике. Таким образом, актуальность работы определяется необходимостью дальнейшего исследования монголизмов-топонимов как значимого компонента лексики китайского языка в русле комплексного лингвистического анализа и, в частности, установлением базовых транскрипционных знаков монгольских топонимов в китайском языке. Целью данной диссертационной работы является установление состава монгольских заимствованных слов, зафиксированных в топонимической лексике автономного района Внутренняя Монголия, входящей в состав Китайской Народной Республики, их комплексное описание, а также систематизация транскрипционных знаков, использующихся для написания монголизмов-топонимов. Эта цель предопределила ряд конкретных задач: 1.

Рассмотреть в диахроническом аспекте различные варианты кон-

тактов монгольской и китайской культуры как причин возникновения монгольско-китайской интерференции; 2.

Описать топонимику Внутренней Монголии в диахроническом и

лингвокультурологическом аспектах; 3.

С помощью анализа частотности использования китайских иеро-

глифов, выявить и систематизировать монгольские звуки, транскрибируемые китайской фонетической системой. Объектом исследования являются географические названия, использующиеся в топонимике автономного района Внутренняя Монголия. Предметом исследования являются монгольские заимствования, проникшие в китайский язык и культуру в разные исторические периоды, а также их адаптация в языке-реципиенте.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

6

Для решения поставленных задач использовались следующие методы: метод количественного анализа, анализ словарных дефиниций, этимологический анализ, квантитативный анализ. Материалом исследования монгольских топонимов данной диссертационной работы служат географические названия автономного района Внутренняя Монголия, зафиксированных на карте (Практический атлас Китая; 4е. изд.,2004г), а также различные словари: словарь заимствований китайского языка,

китайско-русский,

двуязычный

(монгольско-русский,

русско-

монгольский). Научная новизна работы заключается в том, что впервые предпринята попытка исследовать особенности адаптации монгольских слов, вошедших в топонимический состав лексики Внутренней Монголии, выявлены их этимологические значения. На защиту выносятся следующие положения: 1.

Лингвистическая контактология служит одним из основных ме-

тодологических оснований для изучения заимствованной лексики, как результата взаимодействия языков и культур.монголизмы в китайском языке являются результатом контактирования монгольских и китайских народов и культур. Освоение монголизмов в китайском языке происходило в фонетическом, семантическом и грамматическом аспектах. 2.

Монголизмы в китайском языке появились благодаря языковой

интерференции, а также под влиянием исторического фактора создания монгольских завоевания и создания династии Юань. Результатом взаимовлияния двух языков считается появление искусственного языка - языка монгольской канцелярии, а также определенной системы транскрибирования монгольского языка китайскими иероглифами и использование китайской фонетики для произношения монголизмов. Фонетические заимствования доминируют в ряду других топонимов автономного района Внутренняя Монголия. 3.

Анализ этимологии монгольских заимствований в современном

китайском языке указывает на расширение некоторых понятий либо их отне-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

7

сенность к историзмам или архаизмам. Этимологический анализ названий и топонимических легенд выявляет многообразие языков-источников географических названий. Процесс адаптации монголизмов-топонимов привел к значительным изменениям в звуковом звучании и, в большинстве случаев, потере смысловой привязки китайских знаков. 4.

Преобладающее количество названий в топонимике Внутренней

Монголии принадлежит монголизмам. Проблема адаптации монгольских названий с использованием китайских транскрипционных знаков заключалась в необходимости приспособить китайскую фонетику под артикуляционные особенности монгольского языка. 5.

Использование критерия частотности определенных китайских

знаков, использующихся при написании монгольских названий, позволяет систематизировать данные и выявить фонетические соответствия монгольского алфавита и китайских иероглифов. Теоретической основой исследования послужили классические и современные труды отечественных и зарубежных ученых по теории языка (В.В. Виноградов, В.А. Богородицкий, Ю.С. Маслов, Ф. де Соссюр, Э. Сепира, Б. де Куртенэ), по социолингвистике (Л.П. Крысин), по теории заимствований и смешении языков (Л. Блумфильдт, Л.В. Щерба, Г. Шухардт, У. Вайнрайх, Э. Хауген), по монголоведению (Б.З Базарова, Э Равдан, Б.Я. Владимирцов, Г.Д. Санжеев), по истории Китая и Монголии (Л.Н. Гумилев, Д. Гонгор, В.В. Трепавлов , А.В. Меликсетов). Другие исследователи уделяют внимание переводу и адаптации монголизмов в других языках (В.И. Рассадин, П. Рачневски, Б-Х. Дамдинова). Особое внимание историческому памятнику «ЮаньЧао Ми-Ши» уделено в работах Б.И. Панкратова и И.Т. Зограф. Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что данная работа вносит определенный вклад в разработку проблем лингвокультурологии, лингвоконтактологии, лексикологии китайского языка и изучение проблем, связанных с изучением влияния монгольского языка на китайскую культуру, язык и историю. Устанавливается корпус топонимов, ва-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

8

рианты перевода с учетом адаптации в языке-реципиенте, а также лексикосемантическая характеристика топонимов Внутренней Монголии, повлиявшей своей историей на китайскую лингвокультуру. Практическая значимость диссертации состоит в возможности применения ее основных положений и результатов в подготовке лекционных курсов по монголоведению, лигвокультурологии, лексикологии китайского и монгольского языков. Результаты исследования могут быть использованы в составлении словаря заимствованных слов, а также при сравнительно- сопоставительном изучении китайского и монгольских языков. Собранные языковые материалы могут представлять интерес не только для монголистов, но и для тех, кто занимается изучением общественно-исторических отношений Китая и Монголии. Апробация работы включает в себя две публикации общим объемом – 8 стр.: Научное издание, сборник научных статей «Магистерские исследования», Иркутск, ИГЛУ, 2013. ББК 81.2 М17 Т.А. Хушеева

«К вопросу о

принципах фиксации старомонгольской письменности китайскими письменными знаками», стр. 452-460; Студенческие исследования – 2012, Неделя науки ИГЛУ, Сборник тезисов докладов (Иркутск, 20-23 марта 2012 г.), Электронное издание Т.А. Хушеева (ИГЛУ, гр. ЛМЗ-11-01) «Монголизмы в китайской топонимике (на примере Внутренней Монголии)» стр. 931-932. Структура работы определяется ее целью и задачами и отражает основные этапы исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка использованных словарей и приложения. Список литературы включает 76 наименований, в том числе 10 на иностранном языке. Общий объем работы составляет 85 страниц печатного текста. Во введении определяется общее направление исследования, его цели, задачи, предмет, объект, методы исследования, обосновывается актуальность, указывается научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

9

В первой главе «Теоретические основы исследования монголизмов в китайском языке» описываются теоретические аспекты изучения иностранных лексических заимствований, рассматриваются основные труды отечественных и зарубежных ученых, а также рассматриваются способы перевода монголизмов на китайский язык в трудах В.И. Рассадина и П. Рачневски. Во второй главе «Освоение монголизмов в топонимической лексике Внутренней Монголии» описывается история вхождения автономного района в состав Китая, рассматриваются адаптационные процессы монгольских заимствований. В третьей главе «Основные китайские знаки, транскрибирующие монгольскую фонетическую систему » описываются переход монгольского языка со старомонгольской письменности на кириллицу, а также сопоставляются фонетические системы монгольского и китайского языков. В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и определяются перспективы дальнейшей работы.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

10

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МОНГОЛИЗМОВ В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ В РУСЛЕ ЛИНГВОКОНТАКТОЛОГИИ 1.1.

Теоретические основы лингвоконтактологии

Теория языковых контактов имеет довольно продолжительную историю в лингвистике, начиная от компаравистики и заканчивая появлением новой отрасли языкознания – лингвистической контактологии. Если компаравистика включает в себя сравнительно-исторический метод исследования, а именно сопоставление языков в диахронии, то лингвоконтактология рассматривает и сопоставляет языки в синхронии. На протяжении всего своего существования человеческие коллективы и целые нации находятся в постоянном общении, в тех или иных контактах: историческом, социальном, политическом, экономическом и т.д. Согласно Н.Б. Мечковской, в современной лингвистике существует отдельная парадигма, называемая «контактной лингвистикой», «лингвистикой языковых контактов» или «лингвистической контактологией», изучающая процессы и результаты контактирования языков в конкретном геополитическом пространстве при определенных исторических и социальных условиях общения народов, этнических групп, этнических общностей, отдельных человеческих коллективов, говорящих на разных языках [28]. Австрийский лингвист Гуго Шухардт, одним из первых начал заниматься исследованием смешения языков. В своей статье «К вопросу о языковом смешении», Шухардт высказывал мысли о причинах смешения языков, связывая все изменения, происходящие в каком-либо языке, с языковым смешением, а точнее с двуязычием; и чем теснее общались народы, тем крепче устанавливались нормы в этих языках [59]. «Одним из самых неясных терминов в современной лингвистике» называл смешение языков Л.В.Щерба, предлагая заменить его термином "взаимное влияние языков", когда оба языка могут в равной степени участвовать в образовании нового языка. Тер-Минасова выделяет три категории

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

11

слов, относящихся к смешению языков. Таковыми являются заимствования в собственном смысле слова, изменения в том или ином языке, попавшим под влияние иностранного языка и факты, ошибки языка из-за недостаточного усвоения другого языка, которые сделались общепризнанной нормой. При этом всегда есть определенный язык, принятый за основу [54]. Л. Россетти в своей работе «Смешанный язык и смешение языков» разделял понятия «смешение языков» и «язык с элементами смешения». Первое понятие он определял как взаимопроникновение двух морфологических систем, в то время как «язык с элементами смешения» представляет собой заимствования, не затрагивающие морфологию [43]. Если же морфологическая система данного языка уступила под давлением иностранного языка, тогда заимствующий язык становится языком смешанным, который черпает грамматические элементы одновременно из двух источников и, таким образом, представляет две языковые системы. Существует ограниченное число смешанных языков, тогда как смешение элементов является нормой для любого языка. Таким образом, можно считать, что не существует языков, полностью лишенных элементов смешения. Большой вклад в изучение «языковых контактов» внесли такие лингвисты, как Уриэль Вайнрайх и Эйнар Хауген, разработавшие теорию языковых контактов, а также занимающиеся исследованием заимствованной лексики. Свои наблюдения за двуязычными носителями в Америке они использовали как основу изучения билингвизма - лингвистического понятия, связанного с языковым контактом, представляющего интерес не только с точки зрения лингвистики, но и с позиций философии, психологии, социологии и даже физиологии. При этом существует разрозненное мнение относительно дефиниций «языковой контакт» и «билингвизм». Сам Вайнрайх разделял эти понятия, полагая, что языковые контакты всегда подразумевают наличие билингвизма[6, с. 3]. Таким образом, мы может сказать, что билингвизм является одной

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

12

из сторон языкового контакта. В.Ю. Розенцвейг определяет «языковой контакт» как «речевое общение между двумя языковыми коллективами» [42]. Как отмечает А.Е. Карлинский в работе «Основы теории взаимодействия языков», билингвизм и языковые контакты – две стороны взаимодействия языков. Билингвизм – отражение экстралингвистического аспекта, где объектом внимания становятся двуязычный индивид или двуязычное общество, в то время как языковые контакты являяются отражением внутрилингвистического аспекта взаимодействия языков, рассматривая собственно языковые особенности взаимодействия языков [21]. Лингвистическая контактология служит одним из способов исследований заимствованной лексики, как результата взаимодействия языков. У. Вайнрайх в своих наблюдениях за американскими иммигрантами, контактирующих на двух языках, сумел изучить интерференцию на фонетическом, лексическом, грамматическом уровнях, а также установил, что проникновение заимствований зависит и от социокультурных условий. В настоящее время термин «языковые контакты» является более предпочтителен, нежели «смешение языков», так как он включает в себя взаимодействие диалектов и наречий одного языка; языков различных социальных групп в пределах одного языка; близкородственных языков, а также различных по структуре языков [15]. Следовательно, можно сказать, что понятие «языковой контакт» гораздо шире, чем «билингвизм» и «смешение языков». Языковые контакты, как одна из сторон взаимодействия культур, приводит к заимствованию лингвистических единиц, номинаций новых потребностей в выражении и общении. В таком случае, в языке-реципиенте появляются новые слова, существующие лексемы с новым значением либо такие слова заимствуются из другого языка [1]. Понятия «интерференция» и «заимствование» входят в область исследований лингвистической контактологии, так как являются результатом различных изменений, происходящих в языках, что требует их подробного рассмотрения.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

13

1.2.

Монгольско-китайская интерференция с точки зрения лингвоконтактологии

История взаимоотношений таких стран как Монголия и Китай изучена в разных аспектах – историческом, этнографическом, лингвокультурном и т.д. Лингвистический аспект взаимовлияния китайского и монгольского языков является объектом изучения как монгольских, так и китайских языковедов. Монгольско-китайская интерференция, закрепленная в письменных памятниках, надписях, представляет собой обширные темы исследований, так как затрагивает огромный пласт истории разных народов, где были и завоевания, поражения, и мирное сосуществование. Понятие и термин «интерференция» стало популярным в 1953 г. после выхода в свет монографии «Языковые контакты» У. Вайнрайха, где он дает свое видение на данное явление. По мнению ученого, два или несколько языков находятся в контакте, если ими попеременно пользуется одно и то же лицо. Таким образом, именно индивиды осуществляют языковой контакт и его результатом часто является интерференция, выражающиеся в отклонениях от норм каждого языка, происходящие в речи билингвов в результате их знакомства с более чем одним языком [6]. Э. Хауген определяет интерференцию как лингвистическое частичное совпадение (overlap), при котором языковая единица оказывается элементом двух систем одновременно, или как наложение двух языковых систем [58]. В. Ю. Розенцвейг считает интерференцию отклонением от нормы в речи билингва [42, с. 28]. По мнению Ярцевой, интерференцией следует называть «взаимодействие языковых систем в условиях двуязычия и отклонения от нормы и системы второго языка под влиянием родного...» [75, с. 197]. В своей работе «Избранные труды по языкознанию» Э. Сепир описывая причины влияния языков друг на друга, подчеркивает неспособность языков быть абсолютно самодостаточными, т.к. потребности общения заставляют говорящих на одном языке вступать в непосредственный или опосредованный контакт с говорящими на соседних или культурно доминирую-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

14

щих языках. Сепир считает, что такие контакты могут развиваться в одном направлении, т.е. часто доминирующий язык наполняет лексику языкареципиента и не испытывает на себе его влияния, не получает ничего взамен. Одним из таких языков в качестве примера приведен китайский язык, который в течение веков наводнял лексикон языков корейского, японского и вьетнамского [46]. Несмотря на то, что согласно Сепиру, китайский язык долгое время наполнял языковые системы других стран, монгольский язык смог войти в обиход словарного запаса китайцев, хоть и не в полной мере. Это произошло благодаря определенным историческим событиям, где можно выделить торговые отношения между кочевниками и китайцами, падение китайской династии и восхождение на престол монгольской нации. Длительное время китайская торговля имела в Монголии значительный вес и глубокие исторические традиции, поскольку в XVII - XIX вв. основными торговыми партнерами Монголии были китайские и русские купцы. По словам академика И.М. Майского в Монголии функционировал торговый дом «Да Шенку» из Хух-хото, который просуществовал свыше трехсот лет. Второй крупный торговый дом - "Се Сунчан" из китайской провинции Шаньси проработал в Монголии приблизительно двести лет. Торговля заключалась в продаже населению товаров широкого потребления (чай, ткань, муку, и т.д.) и закупки у монголов продукции скотоводческого хозяйства. В Монголии также работали два крупных банкирских дома "Да Шенку" и "Тянь Иде", а в период с 1907-1912 гг. существовал Дайцинский банк. Эти два банкирских дома в основном занимались кредитными операциями и, главным образом, в сфере государственного кредита. Они ссужали монголам необходимую им сумму серебра, а затем получали с них эту сумму оптом и продуктами скотоводства с соответствующими процентами. По установившейся традиции, основывавшейся на китайском законе банкирские конторы взимали официально 36 % годовых на свои ссуды". Поэтому кредитные операции

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

15

банкирских домов были весьма выгодными и довольно распространенными во Внешней Монголии [26]. Также по мере расширения монголо-китайских отношений в области земледелия в Монголию вслед за невиданными ранее новыми предметами, такими как, например, земледельческие орудия (зээтуу (жоотуу), лантуу и др.), овощи (байцаа, вандуй, лууван и др.), пищевые продукты (бантан, гоймон, мянтууз и др.), ткани (ванчуу, пане и др.) проникло много и других существительных. При взвешивании чего-либо использовались китайские меры веса. Административные термины включают титулы высокопоставленных особ, некоторые названия должностных лиц и слова, связанные с административным управлением, причем в большинстве своем эти заимствования стали архаизмами. Б.З. Базарова отмечает, что причиной обращения монголов к китайским феодальным терминам явилось недостаточное количество собственно монгольских терминов в период расцвета феодализма. Оно было обусловлено низким уровнем социально-политической организации тогдашнего монгольского общества. Пережив родоплеменную раздробленность и переходя к феодальному обществу с развитым чиновничьим аппаратом управления, монголы почувствовали дефицит общественно-политической терминологии. Для обозначения сложной иерархии чинов новых институтов они вынуждены были обратиться к примеру китайцев - своих ближайших культурных соседей, имевших достаточно много опыта в своей длительной истории [3]. Следующим этапом расширения монголо-китайских отношений можно назвать основание династии Юань. Правление завоеванной территорией оказалось для монголов не таким легким, как ожидалось, причиной тому являлась значительная разница в устоях и развитии наций. Подробное описание противостояния монголов и китайцев, процесса заимствования монголами китайских культурных традиций и не только, дает А.В. Меликсетов, указывая на разрыв культурных традиций шаманистов-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

16

монголов и китайской оседлой цивилизации. Первым желанием кочевников было превратить завоеванную землю в пастбище для скота. Однако советник Чингисхана, киданин по происхождению, Елюй Чуцай, а затем и китайские помощники Хубилая убедили императоров династии Юань в использовании китайских методов управления в угоду хану. Однако монгольской элите пришлось долго учиться. На политический климат Юаньской империи оказывали влияние все более обнаруживающие себя две ведущие тенденции. Стремлению усвоить жизненно необходимый опыт китайских политиков препятствовало недоверие к своим подданным, чей образ жизни и духовные ценности были изначально непонятны монголам. Все их усилия были направлены на то, чтобы не раствориться в массе китайцев, и главной доминантой политики юаньских правителей стал курс на утверждение привилегий монгольского этноса». Противостояние китайского и монгольского укладов жизни, культцры землевладельцев и кочевников продолжалось на протяжении всего юаньского периода. Китайский институт экзаменов стал одним из самых тяжелых испытаний для монголов. Открывались монгольские школы, по китайскому образцу; монгольская молодежь обучалась по китайским книгам в монгольском переводе [27]. Монголы перенимали у китайцев навыки административного правления; была восстановлена сдача обязательных экзаменов раз в три года по изучению и толкованию конфуцианства; монголы изучали китайскую медицину; среди кочевников стали появляться по-китайски образованные монголы. Среди таких были Хо Юаньцзе и Ма-ша И-хэ – монголы, составляющие учебные пособия, предназначенных для обучения китайцев монгольскому языку, для чего им пришлось транскрибировать монгольский язык китайскими иероглифами. В этих работах они создали особую систему транскрипций, используемую позже в «Юань-чао Ми-ши». Описание официальных династийных историй было очень важным для монгольских правителей, они хранились в секретном месте и к ним допуска-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

17

лись только монголы, приближенные к императору. После восстания «Красных повязок» и свержения династии Юань, китайцы, перебирая архив монголов, наткнулись на «Монголын нууц товчоо» и сделали дословный перевод названия книги - «Сокровенное сказание монголов» («Юань ши»). «Юань-чао Ми-ши» является единственным дошедшим до нас памятником монгольской литературы XΙΙΙ века на монгольском языке. Историки находят здесь сведения, дополняющие данные «Юань Ши» - официальной истории монгольской династии, лингвисты имеют богатейший материал для исследований одного из средневековых диалектов монгольского языка, а для литературоведов «Юань-чао би-ши» является необычайно ценным литературным памятником, содержащим множество фрагментов старинного монгольского эпоса и огромное количество фольклорного материала» [35]. Первоначальный текст был написан при помощи уйгурского письма, но он не сохранился до наших дней. На данный момент в наличии имеется текст, транскрибированный китайскими иероглифами с подстрочным переводом монгольских слов. Помимо этого, существует неполный перевод данного произведения на китайский язык, изученный представителем лондонской структурной лингвистики М. Хэллидэй [62]. Наиболее известны труды И.Т. Зограф, специализировавшейся на исследовании байхуа, среднекитайского языка, вэньяна, языка монгольской канцелярии. По мнению И.Т. Зограф , «Юань-чао Ми-ши» интересен для лингвиста не только тем, что он существенно помогает установлению критериев классификации хронологических и локальных разновидностей байхуа, но и тем, что он дает богатый материал для изучения обиходного письменного языка юаньской эпохи, базирующегося на разговорном и зафиксированного в переводном произведении (т.е. не оригинальном, китайском), а также имевших место в эту эпоху явлений монгольско-китайской интерференции, что привело к появлению официального стиля государственной канцелярии. «Этот стиль отразил результаты взаимодействия китайского языка с языком иной структуры – монгольским, причем взаимодействия не естественного, не

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

18

обиходного, а искусственно порождавшегося языковой политикой властителей-чужеземцев и поэтому коснувшегося лишь узкой сферы функционирования языка (в других сферах, например, в юаньской драме, наблюдаются только поверхностные следы монгольского влияния). Вот почему мы называем эту языковую разновидность языком монгольской канцелярии в Китае» [17, с. 5]. Влияние монгольского языка на китайскую языковую систему оказалось недолгим и сразу прекратилось после падения монгольской династии, но остались льготные грамоты, документы канцелярии, надписи на стелах – достойный материал исследования для лингвистов, литературоведов, историков. Результатом взаимовлияния китайского и монгольского языков привело к появлению в китайском языке монголизмов и китайских заимствованных слов в монгольском языке. Ранее были изданы работы, касающиеся темы китайско-монгольской интерференции, как, например, диссертация Н. Туяацэцэг «Китайские слова, вошедшие в письменный монгольский язык» [2003], а также диссертация Я. Ганбаатора на тему «Лексическая интерференция монгольского и китайского языков» [1997]. Китайские заимствования в монгольском языке стали объектом исследования Б-Х.В. Дамдиновой в диссертационной работе «Китайские заимствования в монгольских языках (на материале современного монгольского и бурятского литературного языков)», где, помимо выборки китаизмов, их классификации, был проведен анализ адаптации китайских слов в системе монгольских языков, а именно: семантическая, грамматическая и фонетическая. Так, например, среди китаизмов и монголизмов наиболее заметна модель на аффикс монг. -ч (-чин), бур. -ша (-шан), образующий имена существительные от существительных, а также имена существительные от глагольных основ. Существительные, образованные посредством данного аффикса, являются обозначениями лиц по их деятельности: значение профессии, занятия,

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

19

увлечения, приверженности, склонности, привычки и т.д. Наиболее ранним среди них является значение, связанное с именами деятелей по роду занятий. Производящие основы производных существительных на данный аффикс означают в большинстве случаев название деятельности или предмет, в меньшей мере свойства, качества и другие значения» [12]. Далее приводятся примеры образования слов при помощи аффиксации (Табл. 1.1.): Образование слов с аффиксом –Ч

Таблица 1.1.

Образованное слово Значение слова в монголь- Исходная форма на кив монгольском языке ском языке

тайском языке

ваарч(ин)

瓦儿 war; 1. «Черепица,

1.«кафельщик, горшечник,

изразечник, гончар; мастер изразец, кафель; керамипо изготовлению глиняной ка»; 2. «ваза, глиняный посуды»; 2. «черепичный горшок, гончарные глимастер»; 3. «кровельщик, няные изделия» каменщик, укладывающий черепицу на кровле» гоймонч

«вермишельник, шельный

верми- кит. 挂面 guamian: «вер-

мастер;

мака- мишель, итальянская суронщик, макаронщица» хая лапша; макароны, трубчатая лапша» гуач (ин)

«бахчевод»

кит. 瓜 gua: «тыква; бахчевые культуры»

1.3.

Монголизмы как результат заимствования.

Теоретическому и практическому исследованию понятия и проблемы заимствования посвящено достаточное количество работ, как в отечественной лингвистике, так и в работах зарубежных ученых. Тем не менее, до сих пор не существует общепризнанного определения данного понятия и единого

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

20

мнения о природе этого явления. Несмотря на это, мы можем выделить некоторые трактовки разных лингвистов, вкладывающих в это понятие свой смысл. Так, по мнению Л. Блумфильда, «заимствование» представляет собой определенный вид языковых изменений, включающее заимствование понятий культуры, «внутреннее» заимствование (как результат политической и территориальной близости) и диалектные заимствования (пришедшие из диалектов) [5]. У. Вайнрайх определяет заимствование как начальную форму интерференции языков в условиях билингвизма [6]. Э. Хауген исключает двусмысленность термина «заимствование», выделяя полное заимствование и частичное [58]. Согласно Л.П. Крысину «заимствованием» следует называть процесс перемещения единиц различных уровней структуры языка - фонологии, морфологии, синтаксиса, лексики, семантики» [25]. Что касается энциклопедических данных, то в этом случае значения «заимствования» совпадают. Так, в Лингвистическом энциклопедическом словаре заимствование определяется как «элемент чужого языка (слово, морфема, синтаксическая конструкция и т.п.), перенесённый из одного языка в другой в результате контактов языковых, а также сам процесс перехода элементов одного языка в другой» [75]. Исходя из данного определения, можно сказать, что заимствование – это процесс ассимиляции элементов чужого языка в принимающем языке и результат данного процесса. В Словаре лингвистических терминов О.С. Ахмановой дается следующее определение: «Заимствование - 1. Обращение к лексическому фонду других языков для выражения новых понятий, дальнейшей дифференциации уже имеющихся и обозначения неизвестных прежде предметов ; 2. Слова, словообразовательные аффиксы и конструкции, вошедшие в данный язык в результате заимствования (в 1 знач.)» [71, с. 150-151]. В Китае первые лингвистические исследования заимствований появились лишь в начале XX века [64]. Наиболее известны труды Гао Минкая, Лю

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

21

Чжэнтаня, Ло Чанпэя, Чжао Юаньжэня, Ши Ювэя, Як Сипэна и др. Небольшое количество работ по исследованию «заимствования» обусловлено разным представлением терминологии, а именно спорным видением соответствия семантических и калькированных слов данному понятию. Например, некоторые китайские ученые считают, что семантические и калькированные заимствования не относятся к группе заимствованных слов, т.к. форма и значение нового слова не соответствуют друг другу. Гао Минкай, Лю Чжэнтань вводят термин 外来意 wailaiyi («значение извне») – иностранные слова, перенявшие и семантику, и фонетику языка-реципиента [67]. По мнению Люй Шусяна, передача заимствования возможна двумя способами: способом семантического и фонетического перевода. При этом в семантических переводах слов употребляются исконные слова или корни принимающего языка, они входят в понятие сложных слов с объединением семантики, но не являются заимствованными словами [68]. Чжан Дэсинь указывает, что «калькированные слова - это слова, которые могут быть переданы китайскими иероглифами при сохранении семантической структуры исходного слова». Однако ряд других китайских лингвистов принимают семантический и фонетический перевод новых слов за заимствования. Обоснованием возможности отнесения семантически калькированных слов к заимствованиям является наличие у них значения или понятия из другого языка, т.е. они не являются исконными китайскими словами [69].

1.4.

Критерии выявления адаптации монголизмов в работах В.И. Рассадина и П. Рачневски

Для выявления и дальнейшего исследования, анализа заимствованной лексики требуются определенная система, методы, критерии. Исследования В.И. Рассадина в своем труде «Монголо-бурятские заимствования в сибирских тюркских языках» основываются на комплексном анализе литературного и диалектного материала, закрепленного в языках тюркских народов. На

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

22

основе ранее проведенных исследований, ученый выделил основные критерии определения относительно поздних монголизмов в тюркских языках: 1.

Совпадение (в идеале полное) звуковой оболочки и семантики

соответствующего тюркского слова с монгольским при условии отсутствия этого слова в древнетюркском языке. Также иметь ввиду изменения субституции звуков, вызванных особенностями фонологической системы заимствующего языка. 2.

Фонетический критерий – несколько иной звуковой облик слов

по сравнению с фонетическим оформлением заимствований. Так, общеизвестно в монголоведении, что монгольские комплексы ji и ci развились в di и ti, в то время как соответствующие им в тюркских языках сочетания di и ti сохраняются. Отсюда следкет, что наличие таких комплексов свидетельствует о монгольском происхождении данного слова, например: алт. арчын – «можжевельник» < монг. «арц». 3.

Этимолого-морфологический критерий применяется, когда слово

не этимологизируется на тюркской почве и морфологическая структура его неясна, например: ал. «бодолго» - «задача» < монг. bodu+ монг. lya. 4.

Критерий «исконности» слова применяется при наличии совер-

шенно других слов для данного понятия, например: алт. «салаа» - «палец» < монг. salaya id. (< монг. sala- «разделяться»; общетюркские названия пальца – эргек или бармак). 5.

Семантический критерий используется, если слово пришло в

язык в каком-либо одном, чаще переносном значении, в то время как в монгольских языках это слово имеет основные прямые и переносные значения, например: тув., хак. «менди» - «здравствуйте» (приветствие) < монг. mendu – «здоровье, здоровый, здравствуйте». При установлении монгольского происхождения критерии применялись Рассадиным в комплексе. Таким образом, при выявлении монголизмов каждого тюркского языка необходимо учитывать историю носителей этого конкретного языка, возможные соприкосновения и контакты с монголами,

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

23

длительность и характер этих контактов. Только в таком случае будет объяснима возможность заимствований и станут понятными пути их проникновения [40]. Образующий имена существительные от существительных и глагольных основ монгольский аффикс -ч (-чин) в документах и юаньских пьесах обозначается иероглифом 赤, например: 必者赤 bizhechi – «бичигч» – «секретарь». В данном случае слово «секретарь» образовано от монгольского глагола «бичих» - «писать». В списке монголизмов, приводимых немецким монголоведом Паулем Рачневски, имеется несколько слов с аффиксом –Ч: 达 鲁花赤 daluhuachi, 火尔赤 huo’erchi, 阔端赤 kuoduanchi, 莫伦赤 molunchi, 怯 里马赤qielimachi и др. В основном, образованные таким способом слова означали в монгольской канцелярии названия чинов, род деятельности. В данном случае, по аффиксации будет легко определить заимствование, пришедшее из монгольского языка, так как в китайском таких слов нет В своей книге «Секретный код династии Юань» Рачневски проводит сопоставительный анализ документов на монгольском и китайском языках, именно такой метод позволяет увидеть монгольско-китайскую интерференцию [63]. Монгольское влияние на китайский язык отразилось не только в лексике, но и в грамматике. Автор приводит в пример 4 особенности грамматтической адаптации китайского языка под синтаксис монгольского языка: 1.

Объект занимает позицию перед предикатом (независимо от того,

какой глагол последний) и ему не требуется какого-либо суффикса. Единственным исключением может быть косвенное дополнение, обозначающее человека, которому что-то дается (адресат) или человек, от которого что-то берется (адресант). В обоих случаях, косвенное дополнение, стоящее перед глаголом, может принимать послелог 根底 (的); 2.

Обратный порядок слов как в классическом китайском языке.

Глагол有 «быть» следует после именного субъекта, не перед ним.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

24

3.

Конструкция для обозначения места человека или вещи, строится

с помощью глаголов 有 you, 属 shu, 住 zhu. 4.

Личное местоимение в качестве атрибута располагается не перед

определяемым словом, а после него. Для исследования монголизмов и китаизмов, кроме канцелярских документов, Рачневски анализировал китайскую литературу, отражающую все изменения социально-политической и культурной сфер жизни. Так, «Сборник пьес», автором которого является «китайский Шекспир» Гуань Ханьцин, стал достойным материалом для изучения и выявления заимствований [64]. Гуань Ханьцин является одним из выдающихся драматургов Китая, отразивший в своих произведениях жизнь простого народа при династии Юань, сочувствуя и выражая гражданскую позицию. Гуань Ханьцин работал в императорской больнице в столице Юаньской империи Ханбалык. В то время широкую известность приобретала юаньская драма – пьесы в жанре цзацзюй. Существует версия, что именно Гуань Ханьцин стал создателем данного жанра. Фольклор «цзацзюй» широко отражал социальную проблематику того времени, становясь интересным не только для простых людей, но и для аристократии. На примере юаньской драматургии можно увидеть, как сосуществовали две цивилизации - монгольская и китайская, а именно какое влияние оказал монгольский язык на китайский и насколько глубоко он проник в лексику китайцев. Ниже приводится отрывок из «Сборника пьес Гуань Ханьцина», опубликованного в 1958 г. в Пекине [63]: 米罕整斤吞 mihan zheng jin tun 秣邻不会奇 molin bu hui qi 弩门并速门 numen bing sumen 弓箭怎的射 gongjian zendi she 撒因答剌孙 sain dalasun 见了抢着赤 jianliao qiangzhao chi

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

25

喝的莎塔八 hede suotaba 跌倒就是睡 diedao jiushi shui 若说我姓名 ruo shuo wo xing ming 家将不能记 jiajiang bun eng ji 一对忽剌孩 yi dui hulahai 都是狗养的 du shi gou yang di «Мы можем съесть целый килограмм мяса. Мы не можем ездить верхом на лошади. У нас есть луки и стрелы, но мы не знаем как стрелять. Если найдем хорошее вино, мы подеремся из-за него. Выпив вино, спотыкаясь, мы ушли спать. Если мы решим сказать свои фамилии и имена, даже слуги их не помнят. Мы – пара грабителей, воров». В данном отрывке мы можем встретить несколько монголизмов: слов монгольского языка с китайской фонетикой, никак не связанной со смыслом этих номинаций, это прямые заимствования: 米罕 mihan (mix – a[n]) монг. «мах» - «мясо»; 秣邻 molin (mori[n]) монг «морин» - «лошадь»; 弩门 numen (numu[n]) монг. «нум» - «лук»; 速门 sumen (sumu[n]) монг. «сум» - «стрела»; 撒因 sayin (sain) монг. «сайн» - «хороший, добрый, благополучный»; 答剌孙 dalasun (darasu[n]) монг. «тарасун» - «вино»; 莎塔八 suotaba (soytaba) монг. «согтох» - «пьянеть»; 忽剌孩 hulahai (xulagai) монг. «хулгайч, хулгай» - «вор, вороватый». «Избранные юаньские пьесы» (元人杂剧选 yuan ren zaju xuan), состоящие из более 500 страниц, стали объектом исследования Цай МэйБяо, изучавшего стиль юаньской эпохи. В данном анализе он выделил следующие монголизмы: 撒敦 sadun – «садан» – «родственник»; 哈喇 hala – «харах» – «убивать»; еще один вариант написания слова 虍喇孩 hulahai – «хулгай» – «вор»; 铁里温 tieliwen – «толгой» – «голова».

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

26

В документах Юаньской эпохи Пауль Рачневски выделяет 3 типа монголизмов: - прямые лексические заимствования; - кальки; - семантические заимствования. Заимствования первого типа преобладают, они были подстроены под фонетику и китайскую грамматику, как например, суффикс 每 и послелог 根 底 (的). Всё было переведено так, чтобы монгол, не владеющий китайским языком, мог догадаться по фонетике, о чем идет речь. Монголизмы не только перенимали китайскую фонетику, но также и добавляли свои элементы в слова, что мы можем наблюдать в следующем примере: - 奥鲁 aolu - «нижний лагерь»; - 奥鲁官 aoluguan - «офицер при лагере»; - 奥鲁芄户府 aoluwanhufu - «руководящий совет при лагерях, включающий 10 тысяч человек». Заимствования второго типа – кальки, представлены в меньшем количестве. Сложности возникают при переводе таких выражений из-за несоответствия транскрипций старомонгольских слов современным выражениям: - 拜见撒花 baijian sahua – досл. «поздравлять, осыпая цветами»; - 拜见物 baijianwu – досл. «денежное пожертвования людям»; - 搏糟 bozao – «вино»; - 城子理官人 chengzi li guanren – «губернатор города»; - 次舍 cishe – «резиденция»; - 府马 fuma – «зять, дворянин»; - 科蔹 kelian – «налог, цена»; - 头目toumu – «глава этнической или профессиональной группы». В семантических заимствованиях значение слова меняется под воздействием иностранного языка, то есть, слово получает некоторый новый смысл

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

27

благодаря своей семантической и фонетической схожести со словом другого языка в контакте. Если билингвы идентифицируют семантику слова на родном языке с некоторым словом второго языка, они могут, кроме того, использовать два в одинаковых синтаксических позициях, хотя в языке заимствования такие использования не были зарегистрированы ранее. Характер семантических заимствованных средств, используемых в монгольских документах, можно видеть на примере глаголов 别 со значением «ломать, нарушать» и 有 – «быть, располагаться». Кроме вышеперечисленных монголизмов, Рачневски выделил также: - 按打奚 andaxi – «алдах» - «допустить ошибку»; - 别里哥 bielige – «билэг» – «символ»; - 达鲁花赤 daluhuachi – «даргач» – «начальник»; - 答失蔓 dashiman – «дашман» – «мусульманский священник»; - 哈罕 hahan – «хаан» - «император»; - 火尔赤 huo’erchi – «харваач» - «лучник»; - 探马赤 tanmachi - войска, набранные из кочевых племен; возможно от слова «тамлагч» - «мучитель, истязатель»; - 兀剌赤 wulachi – «улаач» - «кучер»; - 云都赤 yunduchi – «хуульч» - «судья». Многочисленные переводы на китайский язык монголизмов создали вариативность звуков, передающих фонетическую форму слов, что говорит о нестрогом использовании таких знаков. Так, например, имя монгольского хана Угэдэя (Өгэдэй хаан) имеет 6 вариантов написания: 1.

Угэдэй: 窝阔台 wokuotai, 月古歹 yuegudai, 月古台 yuegutai, 月哥

台 yuegetai, 月可台 yueketai, 月阔台 yuekuotai; 2.

Олджэйту-хан: 完者秃 wanzhetu, 完者都 wanzhedu, 完者笃

wanzhedu, 完泽秃 wanzetu, 完泽笃 wanzedu; 3.

Гэгэн: 格坚 gejian, 桀坚 jiejian, 劫坚 jiejian, 紫坚 zijian;

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

28

Душман (дошман): 达失蛮 dashiman, 大石马 dashima, 达室蜜

4.

dashimi, 达试蛮 dashiman, 答失蛮 dashiman; Баатар: 把都尔 badu'er, 把阿秃尔 ba'a tu’er, 拔突 batu, 巴图鲁 batu-

5.

lu, 灞都鲁 badulu; 6.

Бичигч: 必者赤 bizhechi, 筚且萁 biqieqi, 必撤撤 bicheche;

7.

Хуульч: 扎鲁忽赤 zhaluhuchi, 扎鲁火赤 zhaluhuochi, 扎鲁花赤

zhaluhuachi, 撒鲁火赤 saluhuochi; Дарга (ч): 达鲁花赤 daluhuachi, 达鲁合臣 daluhechen, 答剌火赤

8.

dalahuochi, 答剌花赤 dalahuachi; Хэлмэрч: 怯里马赤 qielimachi, 讫里觅赤 qilimichi, 克埒穆而萁

9. kelemu'erqi; 10.

Харваач: 火鲁赤 huo'erchi, 豁尔赤 huo'erchi, 火尔赤 huo'erchi, 火而

赤 huo'erchi, 货鲁赤 huoluchi.

1.5.

Монголизмы современного китайского языка

Нами был проведен анализ монголизмов, содержащихся в «Словаре заимствований китайского языка» [77], где была выделена 321 лексическая единица, из которых 305 единиц - результат фонетического перевода с монгольского языка на китайский; 16 единиц – полукальки. Следует подчеркнуть, что не все монголизмы, найденные в словаре, подверглись нашему исследованию, а лишь те, к которым был найден монгольский эквивалент либо возможный вариант. Практически все монголизмы являются историзмами либо архаизмами и не имеют активного использования в китайской речи. Тем не менее, мы можем выделить несколько монгольских заимствований, в настоящее время использующиеся или расширившие свое первоначальное значение, например: 苏木 sūmù сомон - административная единица в Монголии; уезд, район, улус;

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

29

诺们罕 nuòmenhǎn (монг. номул-хан) - Князь закона (титул великого ламы, второго после хутухты; Монголия, Тибет, Цинхай); 大喇叭 dàlǎba - динамик, рупор, громкоговоритель, мегафон, муз. корнет; 胡同 hútòng - диал. переулок, проезд, хутун; 呼毕勒罕 hūbìlèhǎn - монг., будд. Хубил-ган (воплощение далай-ламы или ху-тухты); 鄂拓克 ètuòkè - оток (родоплеменная и административная единица у монголов); 达赖 dálài – монг. далай (море, озеро); в совр. кит. языке как будд. Далай-лама; 布鲁 bùlǔ – жареные булочки в совр. кит. яз; в монг. яз - спортивный показатель. Одной из форм заимствования является калькирование - передача значения иностранного слова или явления с помощью лексем принимающего языка. Помимо калек выделяют еще полукальки - слова, наполовину состоящие из собственного материала и наполовину из переведенного иноязычного, который по словообразовательной структуре соответствует аналогичным словам языка-источника, из которого идет заимствование. Иногда калькирование идет параллельно с заимствованием, причем калька обычно получает более широкое значение, а собственно заимствование - более узкое, специализированное. Если рассматривать монголизмы в комплексе «фонетический перевод+родовая морфема», то можно выделить следующие слова: 哈巴 狗 hǎbagǒu – «мопс, пекинская болонка». Родовая морфема 狗 gǒu указывает на привязку слова к значению «собака»; 金令部 jīnlìngbù – морфема 部 bù указывает на отношение слова к гос. подразделению, отделу;

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

30

萨日朗花 sàrìlǎng huā, где 花 huā - «цветок»; 苏木政府 sūmù zhèngfǔ, где 苏木 sūmù – «сомон», а 政府 zhèngfǔ означает «управление, орган власти».

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

31

Выводы по 1 главе Появление заимствований в лексическом фонде языка обусловлено несколькими причинами, среди которых главными являются контакты, взаимодействие разных культур.

Смешение китайского и монгольского языков

началось на почве торговых отношений между Степью и Китаем. Торговые отношения составляли основную базу пополнения лексики монгольского языка, путем ввода новых слов для невиданных ранее предметов и вещей. Отсутствие административных чинов среди монгольской верхушки и дефицит общественно-политической терминологии также обернулось введением в обиход китаизмов. В свою очередь, интенсивное появление монгольских заимствований в китайском языке пришло с завоеванием Китая монголами и созданием династии Юань. Разный уровень социального развития монголов и китайцев затронул все сферы жизни, одной из них оказалась языковая политика. Результатом взаимовлияния двух языков считается появление искусственного языка - языка монгольской канцелярии, а именно определенной системы транскрибирования монгольского языка китайскими иероглифами и использование китайской фонетики для произношения монголизмов. Источником исследований транскрибирующих знаков являются письменные источники. Одним из таких документов является «Юань-Чао Ми-Ши» - литературный памятник, описывающий официальную историю династии монголов. Фиксация монгольских слов китайскими знаками в данном тексте производится за счет фонетической интерпретации. Помимо звуковой оболочки монгольских единиц, произошлаграмматическая адаптация монголизмов, наглядно представленная в литературных сборниках пьес Гуань Ханьцина. Она заключалась в обратном порядке членов предложения либо перестановке отдельных частей речи, что отличалось от грамматики китайского языка. Вариативность китайских знаков в написании монгольских имен и названий лишний раз доказывает фонетическую адаптацию монгольских заимствований. Тем не менее, для более детального анализа этимологии, спо-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

32

собов перевода и адаптации монголизмов в китайском языке нужен письменный источник, зафиксировавший эти процессы. Так как доступ к историческим памятникам на настоящий момент не представляется возможным, в качестве источника информации можно использовать топонимическую лексику автономного района Внутренней Монголии, входящей в состав КНР, рассмотрение переводных вариантов которой и будет проведено в практической части исследования.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

33

ГЛАВА 2. ОСВОЕНИЕ МОНГОЛИЗМОВ В ТОПОНИМИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКЕ ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ 2.1. Исторические причины вхождения Внутренней Монголии в состав Китая и административное управление монголов Объединение многочисленных монгольских племен и, в дальнейшем, образование монгольского государства вылилось в начало процветания и блистательного завоевания кочевниками половины мира. Территорию Великой Степи к середине ΧII в. делили между собой татары и хонкираты, жившие на правом берегу реки Аргуни. В центральной части поселились кераиты, в западной части основались кидане (кара-китаи). В юго-восточной части Великой Степи находились границы чжурчженьской империи Цзинь и тангутского царства Си Ся, к югу расположились владения китайской империи Сун. Происхождение этнонима «монгол» имеет две версии. Согласно акад. В.П. Васильеву, в древности в низовьях Амура проживало племя мэн-гу, но такое же название носили татары Восточного Забайкалья. Следовательно, Чингисхан, имеющий забайкальские корни, относился к татарам. При этом название «монгол» произошло от китайских иероглифов «мэн-гу» - «получать древнее». Вторая версия, озвученная Л.Н. Гумилевым в «Великой Степи», принадлежит Г.Е.Грумм-Гржимайло. В ней говорится, что «мэн-гу» (монгол) является племенным названием очень древнего происхождения, но встречается в источниках очень редко, хотя отнюдь не смешивается с «дада» (татарами). В XII в. монголы выступили как самостоятельный народ. В 1135 г., когда чжурчжэньские войска дошли до Янцзы и громили китайскую империю Сун, монголы разбили чжурчжэньскую армию и после двадцатилетней войны добились уступки им прав на земли севернее р. Керулен и уплаты ежегодной дани скотом и зерном. Вождем монголов был Хабурхан, прадед Тэмуджина. Между монголами и их южными соседями - татарами постоянно возникали войны, но в середине XII в. монголы добились перевеса в силах. Считается, что монголоидный антропологический тип стал результатом смешанных браков с соседними племенами, которых называли татарами. Как

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

34

подчеркивает Гумилев, для понимания истории монголов следует запомнить, что в Центральной Азии этническое название имеет двойной смысл: 1) непосредственное наименование этнической группы (племени или народа) и 2) собирательное для группы племен, составляющих определенный культурный или политический комплекс, даже если входящие в него племена разного происхождения. Это отметил еще Рашид-ад-Дин, подчеркивая, что многие роды поставляли величие и достоинство в том, что относили себя к татарам и стали известны под их именем, подобно тому как найманы, джалаиры, онгуты, кераиты и другие племена, которые имели каждое свое определенное имя, называли себя монголами из желания перенести на себя славу последних; потомки же этих родов возомнили себя издревле носящими это имя, чего в действительности не было. Кочевники и китайцы неохотно общались друг с другом, по причине разных стереотипов поведения, а именно в быту. Только киданям пришлась по душе китайская, более развитая, культура, приведшая их к потере своего ханства и образованию империи Ляо, впоследствии противостоявшей татарам и кераитам. Термин «пассионарность» введен в научный оборот Л.Н. Гумилевым для характеристики непреодолимого стремления людей к осуществлению своих идеалов; лежит в основе всяких деяний, оставляющих следы в истории; формируется в результате мощных всплесков биохимической энергии космоса, концентрирующейся в сравнительно небольших областях земной поверхности. На основе этой идеи Гумилев создал пассионарную теорию этногенеза, представляющую этнос как биосферный, несоциальный феномен человеческого поведения. Пассионарные "толчки" порождают повышенную социальную активность, способствующую при определенных историко-географических условиях появлению новых этносов и этнических систем (суперэтносов). Именно пассионарный толчок послужил отправной точкой создания монгольского этноса, в ΧII в. состоявшей из родов, во главе которых стояли представители, старейшины степной знати и «люди длинной воли» - те, кому не нраву пришлись последние роли и те, кто позже станут

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

35

приближенными Чингисхана. Дальнейшая судьба и история монголов до появления на ханском троне Тэмуджина включала в себя многочисленные межплеменные войны, убийства вождей, кровную месть и слабость Монгольского ханства. В 1206 г. На Курултае Тэмуджин провозгласил себя Чингисханом всей Великой Степи, там же был принят первый свод законов «Их засаг» «Великая Яса». «Великая Яса» стала первым общемонгольским законом, вобравшим в себя правовые нормы и обычаи, передаваемые из поколения в поколение еще со времен гунну. Все последующие после Чингисхана правители Монгольской империи не только строго соблюдали его, но и дополняли [11]. Военно-административное управление, начиная со времен Чингисхана и заканчивая образованием Монгольской республики, подробно описано в статье С-Х.Д. Сыртыповой «Административное управление Байкальского региона: перекресток традиций и интересов разных империй» [53]. Чингисхан ввел десятичную систему военно-административного управления страны. Он разделил все население на 95 тысяч (мянган) — основные учетные единицы, которые могли выставить ополчение в тысячу воинов. Тысяча состояла из сотен (дзу) и десятков (арба(н)), население-войско делилось на баруун гар (правое) и дзуун гар (левое) крылья, общее руководство осуществлялось центральной ставкой хагана (гол). Тысяча (мянган) той эпохи была одновременно

и

административной

единицей,

и

наследственным

владением

нойонов, членов дружины хагана, его военачальников и сподвижников. У кочевников была тактика внезапного нападения, когда они под видом проведения облавы на зверей на пограничных территориях вторгались к соседям, и охота превращалась в захватническую акцию. Зная об этом, Цины в XVIII в. ввели жесткий контроль за организацией облавных охот монгольскими князьями. В Юань смертной казнью или ссылкой карались попытки проведения охотничьих облав. Техника облавной охоты заключалась в кольцевом захвате, разворачивавшемся от центра (тубши, галши) двумя крыльями: зуун гар (левое) и баруун гар (правое) [13, с. 94-110; 23, с. 154]. Термин «галши» исследователи понимают как производное от слова гал — «огонь», то есть как

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

36

«хранитель, жрец огня», однако по описаниям в функциях галши нет никакой связи с огнем или какими-то манипуляциями с ним, пусть даже и в понятии «родового неугасимого огня», как считает С. Г. Жамбалова [13]. Более обоснованной должна выглядеть трактовка назначения на должность, призванную хранить трофеи и распределять добычу между всеми участниками облавы, как голши — ‘главный, основной, находящийся в центре’, в отличие от баруун гар, зуун гар — правого и левого флангов. В. В. Трепавлов, рассматривая систему крыльев в Монгольской империи XIII в., справедливо отмечает, что применение триады «баруун гар — гол — зуун гар» не ограничивалось военными структурами, но распространялось на структуру государства, его территорию и население, состоявшие из крыльев и центра, между которыми существовала иерархическая соподчиненность. Гол-ун улус представлял собой не только командно-войсковой центр, но и коренной юрт, фамильные владения Чингисидов [55]. Эти вотчинные земли семейного очага наследовались младшим сыном в семье, преимущественное право которого было даже закреплено специальным термином отхон (в период мирного времени монгольскими социальными единицами учета следует считать айл и хотон. Айл (аил) – стойбище одной семьи или группа юрт, как правило, кровнородственных семей, совместно совершающих кочевки. Хот(он) — «заграждение для скота, ограда» → «град, город» — группа родственных айлов, занимающих определенную территорию. По определению Д. Гонгора, хот айл — это объединение семей, совместно кочующих в пределах определенной территории, организующих совместный выпас скота и останавливающихся на одном и том же стойбище в процессе кочевки [10]. Если хот айл объединяет небольшое количество юрт, то хурээ — это объединение сотен и даже тысяч айлов (юрт). Летописцы эпохи Чингисхана свидетельствуют о куренях (монг. küriy-e), букв. «кругах», образуемых тысячей кибиток, окружавших ставку правителя’. Сыновья Чингисхана получили наследственные уделы — улусы. Угэдэй-хан, вступивший на трон в 1229 г. после смерти отца, приложил огром-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

37

ные усилия для развития и улучшения институтов императорской администрации и усиления власти императора во внутренних и внешних делах. Его советник киданьского происхождения Елюй Чуцай ввел искусство извлечения выгоды из некочевых подданных путем введения налогов и сборов с их торговли и производства, использования природных залежей и т. д. Владения императора делились на провинции — muǰi (син-чжун-шу-шэн), области — аймак (лу, фу), округа — хошуун (чжоу), уезды — сомон (сянь) [55]. Реформированная Хубилай-ханом система управления империей была оценена как лучшая из когда-либо существовавших в Китае [7]. В период феодальной раздробленности (XIV–XVII вв.) сформировалось деление на северных (Халха), южных (Внутренняя Монголия) и западных (ойраты) монголов. В это же время феодальные владения-улусы стали именоваться туменами, а тысячи — отоками. После утверждения в Китае маньчжурской власти и постепенного подчинения Монголии цинскому двору у монголов некоторое время сохранялся военный характер административного деления и управления. Монголия делилась на 3 аймака (корпуса), 37 хошунов (дивизий) и 72 сомона (эскадрона). В дальнейшем в целях ослабления монголов маньчжуры проводили политику постепенного дробления уделов. Монголия была разделена на Внешнюю (северная и западная) и Внутреннюю (южная). В 1725 г. из аймака Тушету-хана выделен особый четвертый аймак — Сайн-ноен-хана, количество хошунов возрастает до 86. В 1727 г. была проведена реформа управления, после которой ханы, владетели аймаков, потеряли свое политическое влияние и практически сравнялись с хошунными князьями — внутреннее управление делами Северной Монголии было передано четырем сеймам (чуулган) под управлением не ханов, а избираемых из князей сейма старшин — даруг. Внутренняя Монголия делится на 24 аймака и 49 хошунов, объединенных в 6 сеймов: Джерим, Джосоту, Джу-уда, Шилингол, Улан-цаб, Иеке-дзу. Хошуны делятся на сомоны. Баргуты, чахары и тумэты имеют особое управление. Итак, внутренние дзасаги делятся на 6 чулганов, по числу сеймов, и 49 гуса — сомонов.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

38

К Внешней Монголии в порядке управления причислены Куку-нор, Илийская и Алтайская области: всего 7 хошуновсками Внешней Монголии, получает право надзора и за гражданскими делами. Ургинские амбани (их двое: один — маньчжур, другой — монгол) имеют право непосредственного сношения с Пекином и инспектирования вооруженных сил в Тушету-ханском и Сэцэн-ханском аймаках. Через улясутайского цзяньцзюня решаются лишь самые важные вопросы, касающиеся всей Монголии. В 1793 г. особое устройство получила Барга, разделенная на 17 хошунов с особым амбанем во главе [44]. Это же деление на Внутреннюю и Внешнюю Монголию сохранилось и в ХХ в. В 1911 г. в Северной Монголии вспыхнула революция, и страна объявила себя автономной под верховным управлением ургинского первосвященника Богдо-гэгэна. В 1912 г. китайские власти (цзяньцзюнь и амбани) были выдворены из Монголии, и там было организовано национальное управление. В самом Китае пала маньчжурская династия, и часть Южной Монголии — Уланцабский, Шилингольский, Йехедзуский сеймы и Барга — признали главенство ургинского хутухты. В октябре 1912 г. Россия признала автономию Монголии, а в 1913 г. заключила договор с Китайской Республикой относительно Монголии. В 1915 г. Россия, Монголия и Китай заключили соглашение, согласно которому Внешняя Монголия была признана автономным государством под суверенитетом Китая и протекторатом России. В России после Революции 1917 г. и последовавшей Гражданской войны, охватившей Сибирь, в среде монголов и бурят возникла так называемая «идея панмонголизма». В феврале 1919 г. в Чите состоялась конференция монгольских племен и избрала временное правительство во главедов барона Унгерна (Роман Федорович Унгерн фон Штернберг, 1886–1921) вновь объявила себя автономной республикой под властью Богдо-гэгэна. Вооруженные силы и гражданская администрация Китая вынуждены были покинуть территорию Монголии. Но уже в июне 1921 г. войска Советской России разбили белогвардейцев барона Унгерна. Главной политической силой стала Монгольская народная партия, которая избрала Временное правительство Монголии во

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

39

главе с Богдо-гэгэном, так как его авторитет был очень высок у народа. После смерти Богдо в 1924 г. Монголия была провозглашена республикой. В 1931 году Япония оккупировала Маньчжурию, и создала на её территории марионеточное государство Маньчжоу-го. В него вошли восточные округа Внутренней Монголии. А после разжигания в 1937 году японокитайской войны, 8 декабря 1937 года монгольским князем Дэ Ваном было провозглашено государство Мэнцзян, занимавшее центральные области Внутренней Монголии. Мэнцзян также было японским марионеточным государством, столица находилась в городе Чжанбэй (ныне в провинции Хэбэй). Мэнцзян было захвачено в 1945 году советскими и монгольскими войсками в ходе августовской маньчжурской наступательной операции. После окончания Второй мировой войны Внутренняя Монголия оказалась под контролем китайских коммунистов. В 1947 году, ещё до провозглашения КНР, ими был создан автономный район Внутренняя Монголия - первый автономный район в Китае. Во время Культурной революции во Внутреннюю Монголию направились хунвэйбины. По всему району искоренялась монгольская культура и религия, разрушались буддистские монастыри, монгольский язык заменялся китайским. Большая часть территории была передана соседним провинциям. 5 июля 1969 года аймак Алашань был поделён провинцией Ганьсу и автономным районом Нинся, а аймаки Хулунбуир, Чжэлиму и Чжаоуда переданы провинциям Хэйлунцзян, Гирин и Ляонин. 30 мая 1979 года все эти территории были обратно включены в состав Внутренней Монголии. На настоящий момент автономный район Внутренняя Монголия состоит из 12 единиц окружного уровня: 9 городских округов и 3аймака. Аймаки традиционная монгольская территориальная единица, в КНР приравненная к округам и существующая только во Внутренней Монголии. В составе внутреннемонгольских городских округов и аймаков находятся и другие традиционные монгольские единицы, приравненные к уездам - хошуны, а также сомоны - единицы волостного уровня [51].

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

40

2.2. Способы адаптации монголизмов-топонимов в китайском языке Топонимы, как элемент лексики, являются предметом изучения семасиологии - науки о семантической структуре слова. Как слово топоним представляет собой результат исторически образовавшейся связи между звучанием и отображением географического объекта. Кроме того, топонимы содержат в себе огромный информационный потенциал, отражающий историческое развитие обозначаемых объектов. Географические наименования появились не случайно, а в результате осмысленного процесса номинации, исходящей из каких-то признаков, отражающие исторические или географические реалии. Большинство топонимов являются нарицательными словами, получившими свои названия за счет природных особенностей объекта, какойлибо характерной черты или явления, имени и т.д. Топонимика Китая довольно обширна, что объясняется наличием множества диалектов китайского языка и присутствия иноязычных названий, среди которых тунгусо-маньчжурские, монгольские, тюркские и др. Причиной тому служит богатый этнический состав республики, а также длительная история взаимоотношений с разными народами. В статье «Миграции монгольских племен по данным топонимии» В.Э. Очир-Гаряев исследует ареалы распространения монгольских географических названий рассматривает картину расселения и движения монгольских племен в прошлом. Так, аппелятив «гол» («река») в составе топонимов входит в ареал, охватывающий северную и северо-западную часть Монголии, пограничную область Китая в провинции Синьцзян до реки Яркенд и вдоль китайско-монгольской границы. В России аппелятив «гол» встречается на территории Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области, в Европейской части. Согласно Очир-Гаряеву, также монгольские топонимы легко определить по грамматическим показателям -т, -та, -тай, -тей, -туй, -дай, дей [34]. Фонетические заимствования доминируют среди других топонимов автономного района Внутренняя Монголия. Это связано, прежде всего, с труд-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

41

ностями перевода разных письменностей монгольского и китайского языков. Наличие идеографической письменности делает китайский язык труднодоступным для вхождения в него новых слов, именно поэтому в нем числится небольшое количество заимствований, по сравнению с другими языками. Грамматическая адаптация нового слова подразумевает полное или частичное соответствие нормам языка-реципиента. В китайском языке заимствованные слова выделить немного проще, если учитывать то, что большая часть лексики односложная либо двусложная. Если в слове больше трехчетырех слогов, скорее всего это фонетическое освоение какого-то нового слова, возможно не имеющего эквивалента в китайском языке. В китайском языке выделяют следующие способы освоения заимствованных слов: фонетический, грамматический, семантический и смешанный способы. При этом заимствованную лексику китайского языка делят на следующие типы: фонетические, семантические (кальки), фонетико-семантические (полукальки), вторичные (пришедшие обратно из японского языка) и самозаимствования (пришедшие из диалектов китайского языка).

Рассматривая

лексику, пришедшую из монгольских языков, мы можем выделить: фонетический, семантический и смешанный способы освоения новых слов. 2.2.1 Фонетический способ Э.Равдан выделил следующие особенности структуры монгольских географических названий: «Все названия в словаре монгольских географических названий классифицируются по количеству членов в словосочетаниях. Словосочетание состоящее из 2—4 членов являются активными, так как занимают 99,8 %, (двух членное занимает 56,2 %, трех членное 40,1 %, четырех членное 3,3 %), а одно, пяти, семи, восьми членные считаются не активными» [38, с. 10]. Слоговая система китайского языка включает согласный и гласный звуки, при этом согласный звук должен предшествовать гласному звуку.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

42

Также ограничение количества слогов в словах и тоновая система произношения, все эти особенности китайской фонетики автоматически убирают несвойственные ему звуки языка-источника и приспосабливая их к нормам китайского языка. Фонетический способ заключается в использовании знаков, подходящих под звучание заимствованного слова, например: 恩和哈达 enhe hada - «скала, камень мира, спокойствия». Монг. «энх»: 1) спокойствие, мир; 2) спокойный, мирный. Монг. «хад (-ан)»: скала, утес, каменная гора. 库都尔 kudu’er - «место, где водится кабарга». Монг. «худэр» - «кабарга». 乌尔其汗 wu’erqihan. Монг. «уур цайх» - «рассвет». 呼和浩特 huhe haote - «голубой, синий город». Монг. «хух» - «синий, голубой», «хот» - «город». 多伦县 duolun xian. Монг. «долоо(н)» - «семь». При этом стоит учитывать, что при таком способе освоения новых слов, китайские иероглифы десемантизируются, то есть теряют свои существующие значения и просто передают звук. Например, 库都尔 kudu’er «кабарга»: 库 kù : 1. склад, сарай, амбар, казна, арсенал; 2. уст. высшее качество, изящество. 都 dū, dōu, dou: 1. крупный город, столица; 2. изящный, элегантный, красивый; 3. всё, всего, итого, вообще, в целом. 尔 ěr: 1. ты, вы; твой, ваш; 2. это; этот; 3. настолько, таким образом, так. 锡林郭勒 xīlínguōlè Шилин-Гол (аймак во Внутренней Монголии КНР): 锡 xī: 1) олово; оловянный; 2) книжн. даровать; жаловать; 3) устар. монашеский посох. 林 lín: 1) лес, роща; лесной: 2) собрание, сборник.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

43

郭 guō: 1) внешняя стена, обводный вал (города); 2) пригород. 勒 lè; lēi: 1) сдерживать, удерживать; справляться; 2) горизонтальная черта (в каллиграфии); 3) узда. 图里河 tulihe «река белого журавля»: 图 tú: 1) план, схема; карта; чертёж; мат. график; 2) изображение, рисунок; 3) план. 里 lǐ, li: 1) подкладка; 2) внутренняя сторона, изнутри; 3) ли (кит. мера длины, равная 0,5 км). 河 hé: 1) река; канал; речной; 2) Млечный путь. 阿尔山 A'ershan «Аршан»: 阿 ā; à; ē; ǎ; a: 1) высокий холм, большой курган; 2) склон, скат; 3) поворот. 尔 ěr: 1. ты, вы; твой, ваш; 2. это; этот; 3. настолько, таким образом, так. 山 shān: 1) гора; гористый; горный; будд. пустынь, скит (часто в названиях монастырей); 3) боковая стена (здания). 扎鲁特 zhalute этноним «Джаруд»: 扎 zhā, zā, zhá: 1) уколоться, получить укол; занозиться, колоть; поражать, ранить; 2) вышивать; 3) вонзаться. 鲁 lǔ: 1) глупый, тупой; неотёсанный, грубый; 2) слабый, незначительный. 特 tè: 1) специальный, исключительный, особый: особо; 2) единственный; 3) особенный. В.М. Солнцев в своем труде «Введение в теорию изолирующих языков», рассматривая многосложные слова китайского и вьетнамского языков, определяет десемантизацию как процесс, нарушающий действие закона морфологической значимости слогоделения. Результатом десемантизации в языке становится увеличение слогов, лишенных значения, а также образование

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

44

квазисложных слов. Морфемы, точнее, фонетические единицы без внутренней структуры слова, В.М. Алпатов и В. Г. Чугранова называют «субформами». По мнению Солнцева, такие морфемы можно назвать «субморфами», но по внутреннему содержанию данная единица будет ниже. Термин «асемантема», введенный Солнцевым, подразумевает «пустой» звуковой отрезок, занимающий в слове место морфемы, тем самым он уподобляется морфеме. Рассматривая фонетическую адаптацию монголизмов-топонимов, можно сделать вывод, что в данном случае все названия десемантизированы, а составляющие их логи являются асемантемами, т.к. в каждом слове можно вычленить слог и у него будет свое отдельное значение [49]. 2.2.2. Семантический способ (семантическое калькирование) Передача значения заимствованного слова при помощи китайских иероглифов является одним из основных способов пополнения китайской лексики. В случае с монголизмами дело обстоит иначе, так как совсем небольшое количество слов переведено, учитывая семантику заимствования: 赤峰市 chifeng shi Чифэн. Название городского округа Чифэн является семантическим переводом монгольского улаан хад «красная скала (гора)», в китайской транскрипции 乌兰哈达 wulan hada. Названо в честь Красной скалы, находящейся на северо-востоке округа: 赤 chì: красный, алый; 峰 fēng: 1) горный пик; остроконечная вершина; гребень горы; 2) выступающая остроконечная часть (чего-л.). 正镶白旗 zhengxiang baiqi монг. «Шулуун хөвөөт цагаан хошуу», название дано в честь одного из восьми маньчжурских войск, ист. окаймлённое белое знамя (один из 8 корпусов знамённых войск; дин. Цин): Монг. «шулуун» - «прямой, прямо», «хөвөө» - «кайма, край, каемка, оторочка». 正zhēng: прямой

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

45

镶xiāng: 1. инкрустировать, вставлять; 2. окаймлять, обрамлять, оторачивать. 白旗báiqí: белый флаг, белое знамя. 鹿城 lucheng – второе название города Баотоу, монг. buyutu «с оленями», «место, где водятся олени»: 鹿 lù: 1. олень; 2. трон; 3. амбар, склад, хранилище; 4. рог для вина; 城 chéng: 1. крепостная (городская) стена; 2. город; 3. обнести стенами, укрепить крепостными стенами. 临河Linhe shi – город, расположенный вблизи реки Хуанхэ: 临lín: 1) смотреть сверху, наблюдать, взирать; 2) перед, около, у; до; в; к; 河hé: 1) река; канал; речной; 2) Млечный путь; 清水河Qingshuihe xian «Чистая (прозрачная, простая) вода»: 清qīng: 1) чистый, светлый, прозрачный; 水shuǐ: 1) вода; 2) вода (как стихия в древней китайской космогонии; 河hé: 1) река; канал; речной; 2) Млечный путь. 四子王Siziwang qi «Четыре князя»: 四sì: четыре, 4; 子I zǐ: 1) сын; потомок, дитя; сын; дочь; 王wáng: 1) ван, князь; царь, король; император; 2) великий князь, принц; ван, князь (титул высшей знати). 2.2.3. Смешанный способ Смешанный способ делится на два типа, а именно: - транскрибирование + классификатор; - полукалька Транскрибирование + классификатор

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

46

Транскрибирование подразумевает передачу фонетической оболочки слова плюс китайская морфема (классификатор), указывающая на интерпретацию значения заимствования. В лексической системе китайского языка, в сфере корнесложения, существуют ряды (серии) слов с идентичной позиционно фиксированной морфемой. Идентичной может быть как первая, так и вторая морфема лексической единицы обычно двухкомпонентного состава. Лексические ряды с идентичным компонентом отражают семантическую общность слов. В нашем случае с топонимами, такие морфемы образуют семантический ряд, обозначающие принадлежность данных названий к административно-территориальному делению или географии Китая, как например: 青山区 qingshan qu, где 区 qu - вид единицы уездного уровня. 和林格尔县 helin ge'er xian, где 县 xian - основная административная единица уездного уровня в Китае. 锡林浩特市 xilin haote shi, где 市shi - город. 鄂伦春自治旗 elunchun zizhiqi, где 自治旗 zizhiqi - автономные административные единицы уездного уровня. 阿拉善盟 alashan meng , где 盟 meng - те же округа, но расположенные во Внутренней Монголии. Подобно округам, большинство из них сейчас стали городскими округами. Их название сохранилось от старой монгольской системы административного деления. 阿巴嘎旗 abaga qi, где 旗 qi - административно-территориальная единица, соответствующая уездам. Кроме

морфем,

указывающих

на

место

в

административно-

территориальном делении, можно выделить также и другие аффиксы, например: 苏尼特左旗 sunite zuoqi, где 左旗 zuoqi означает левый хошун; 阿拉善右旗 alashan youqi, где 右旗 youqi – правый хошун; 乌拉山 wula shan, где 山 shan – гора;

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

47

根河 genhe, где 河 he – река; 贝尔湖 bei'er hu, где 湖 hu – озеро; 红山水库 hongshan shuiku, где 水库 shuiku – водохранилище. Помимо аффиксов, в топонимах, транскрибируемых китайскими знаками, имеются префиксы, например: 新巴尔虎右旗 xin ba’ergu youqi, где 新 xin – новое племя баргут. 陈巴尔虎旗 chen ba'erguqi, где 陈 chen – старое племя баргут. Полукалька Полукальки являются наполовину фонетическим и семантическим переводом заимствования и делятся на два вида: - фонетико-семантические, где первая часть слова семантически неинтерпретированный звуковой отрезок, а вторая – китайская единица со значением. - семантико-фонетические, где первая часть является смысловым переводом, а вторая имитирует фонетическую оболочку нового слова. Среди монголизмов-топонимов существуют фонетические заимствования с китайской морфемой и в начале, и в конце слова. Такими родовыми морфемами являются иероглифы со значением стороны света, как в словах: 东乌珠穆沁旗 Dongwuzhumuqin qi, где 东 dong указывает на восточное месторасположение; 西乌珠穆沁旗 Xiwuzhumuqin qi, где 西 xi – западное месторасположение. Выделяются морфемы с понятием правой или левой стороны: 土默特左旗 Tumote zuoqi, где 左 zuo – левая сторона; 土默特右旗 Tumote youqi, где 右 you – правая сторона. Помимо этого, в данных топонимах присутствует грамматическая морфема, а именно 特 te – счетное слово для 土默 tumo «тумэн» – десяти тысяч.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

48

Полукальки являются квазисложными словами, где один субморф определяет значение всего слова. Фонетическая передача монгольского слова лексически не семантизируется, но также участвует в формировании значения слова, а значит, имеет семантико-морфологическую значимость, узнать которую можно из этимологии топонима. 2.3. Прилагательные в монгольской топонимике Среди географических названий монгольского происхождения выделяются слова с цветовым обозначением чего-либо. О.Т. Молчанова отмечает: «Подсчеты показывают, что 14 % всех тюркских географических имен территории содержат в своем составе «цветовое» прилагателное. Такое значительное число прилагательных цвета в географических именах является одной из отличительных особенностей тюркской топонимии по сравнению с индоевропейской (1% в русской, 4,1% в литовской, например)» [30, с. 25-26]. Чаще встречаются: цагаан, хара, улаан, бор, хурэн, хуху, (белый, черный, красный, серый, коричневый, синий) и др. Помимо этого, при анализе монгольских географических названий можно выделить следующие слова: хуйтэн, дулаан, том, баг (холодный, теплый, большой, малый); присутствует много эпитетов, восхваляющих места, горы, кочевья, долины: баян, алтан, джиргалант, мунх, нарын, сайхан, их, эрдени и др., что значит богатый, золотой, счастливый, вечный, солнечный, прекрасный, великий, драгоценный: 呼和浩特市 huhe haote, хух-хото – «голубой город»; 乌兰浩特 Wulan haote, «улаан хото» - «красный город»; 赛罕区 Saihan qu, «сайхан» - «красивый, прекрасный». 二连浩特市 Erlianhaote shi, «эрээн» - «пестрый, разноцветный»; 乌兰察布盟 Wulanchabu meng, «Красные горы». «Улаан» - «красный», «чаб» - «скала, гора»; 石拐区 Shiguai qu, «шигуутой» - «плотный, густой (лес) »; 谢尔塔拉 Xie’ertala, «шар тал» – «желтая, золотая (степь) »;

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

49

哈达图 Hadatu, «хадтай» - «скалистый»; 巴彦淖尔 Bayan nao'er, «баян» – «богатый». Монголовед Пурэв Энхжаргал в статье «Желтый цвет в монгольском ономастиконе» подсчитал, что в монгольскских географических названиях по частотности цветовое прилагательное жёлтый занимает четвертое место после «белого», «красного», «чёрного» цветов, слова по структуре являются 2—6 членными [60]. 2.4. Топонимические легенды Внутренней Монголии Легенды, описывающие появление какого-либо названия, как правило, не имеют под собой исторических доказательств. Такие легенды чаще всего интересуют фольклористов, так как через легенды выражается языковая картина мира, менталитет и своеобразие народов, первопоселенцев на данной земле. У реки 卧牛河 woniuhe есть второе, старое название 额尼河 enihe, но с названиями обеих рек связаны разные легенды происхождения данных гидронимов, одна из которых объясняет китайское происхождение названия, другая – маньчжурского происхождения. Согласно легенде, в истоке реки 卧牛 winiu лежит большой камень, по форме очень напоминающий корову [65]. Отсюда 卧 wo – «лежать, отдыхать, горизонтальный»; 牛 niu – «корова»; кит. 河 he – «река» > 卧牛河 woniuhe – «река лежащей коровы». Легенда о 额尼河 enihe Когда-то давным-давно, жизнь возле реки 卧牛 woniu была хороша: земля была с водоемами и пастбищами, хороший климат, горы были покрыты лесами с высокими деревьями и богатой растительностью, в лесах водилось много дичи. Однажды, молодой, красивый и храбрый охотник отправился в лес за дичью, попал в беду и пропал. Его мать не находила себе места

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

50

и потеряла рассудок от переживаний. Она отправилась на поиски сына, пошла его дорогой в лес, не переставая рыдать. И не найдя своего любимого сына, мать днями и ночами рыдала, думая и скучая по нему. Ее слезы без конца с журчанием текли по земле и превратились в ручей, а позже и в горную реку. Так появилась река 额尼河 enihe. 额尼 eni с маньчжурского языка означает «эни» - «мать»; кит. 河he – «река» > 额尼河 enihe – «река матери» [66]. Легенда о 图里河 tulihe В селении поблизости с рекой жила супружеская пара: девушка- эвенкийка Гэнь Хуа и парень - монгол Батор. Они занимались охотой, были очень добрые и отзывчивые, всем помогали в больших и маленьких делах. Все их уважали, поэтому Батора назначили главным охотником. Однажды, во время охоты, Батор, спасая человека, сам погиб от одного Черного медведя. Когда его хоронили, прилетел большой журавль и предложил его односельчанам воскресить Батора. Для этого надо было пусть кровь того медведя и десять капель крови залить в рот Батора. Так и сделали. Батор ожил. Но медведь очень рассердился и решил отомстить. Он закрыл устье единственного источника воды. Трава высохла, все пожелтело, людям было нечего пить. Но тут опять появился журавль. Сказал: «Вырвите из меня все перья и сделайте из них стрелы. Получится для каждого охотника по 10 шт. Потом этими стрелами убейте медведя. Никто не посмел выдергивать перья, тогда журавль сам выдернул перья и дал охотникам. Охотники во главе с Батором окружили медведя, выпустили в него все стрелы. Когда последняя стрела попала в медведя, он все ещё был жив. Тогда журавль собрал все силы и бросился на голову Черного медведя, они превратились в огненный шар и улетели в воздух. Река опять наполнилась водой. Отсюда название реки 鹤河 hehe «Хэхэ», т.е. «река большого журавля» [67].

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

51

Миф о Потопе (九原区Jiuyuan qu) Сюжет потопа – одна из наиболее популярных из дошедших до нас тем китайской мифологии. Наиболее известный из них посвящен великому герою, победителю всемирного потопа Юю, спасшему людей от гибели. Много лет он трудился, проложил русла рек, урегулировал их течения, отвел воды в моря, устроил всю землю, создал горы, дал названия всем горам, растениям, животным и духам. Другому герою этого мифа – Гуню, отцу Юя, уделялось меньше внимания. Рассказ о Гуне, изгнанном (или казненном) за то, что он не сумел справиться с потопом, служит введением к повествованию о Юе и его деяниях. Миф о Потопе - центральный в китайской мифологии. Он встречается во многих источниках, правда, лишь в отрывках. Тот или другой его фрагмент приводится обычно для того, чтобы «доказать» какое-либо философское, политическое или морально-этическое положение. Только в «Каталоге гор и морей» он излагается самостоятельно, хотя и достаточно кратко: «Воды потопа разлились до небес. Гунь не дождался приказа Предка и похитил у него саморастущую землю, чтобы преградить путь водам потопа. Приказал тогда Предок Заклинающему Огонь (Чжуюну) казнить Гуня вблизи Крыло-горы. Гунь воскрес и родш Юя. Повелел тогда Предок Юю закончить устроение земли, чтобы учредить Девять областей» [61, с. 149]. Возможно, так появилось название 九原区 Jiuyuan qu, где 九 Jiu – «девять»; 原 yuan – «источник, происхождение».

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

52

Выводы по 2 главе История разделения бывших монгольских племен и их земель на западные и южные привела в конечном итоге к созданию двух разных административных частей – Монгольской Народной Республике и автономному району Внутренняя Монголия, относящейся к КНР. Топонимика Внутренней Монголии включает в себя различные по происхождению и историческому периоду названия, но преобладающее количество принадлежит монголизмам. Адаптация географических названий с монгольской этимологией происходила по-разному. Она включает все виды освоения иноязычной лексики: грамматическое, фонетическое, семантическое. В грамматическом аспекте можем выделить многосложность названий как доказательство заимствования. Фонетическое освоение монгольских названий дает широкую область для исследования транскрипции, где есть место десемантизации китайских знаков. Семантическое заимствование представлено не так широко, но, тем не менее присутствует среди топонимов. Этимологический анализ некоторых названий позволяет определить способ адаптации монголизма в китайском языке. Так, одним из содержательных источников являются топонимические легенды, иллюстрирующие языковую картину мира и мышление определенных народов. В нашем случае мы видим объяснение происхождения названий маньчжуров, эвенков и китайцев, что еще раз подчеркивает продолжительное совместное проживание данных этносов. Для более подробного анализа нам потребуется исследовать частоту использования конкретных иероглифов в каждом из монгольских географических названий. На этой основе, будет составлена система транскрибирования китайскими знаками, что показано в главе 3.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

53

ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ КИТАЙСКИЕ ЗНАКИ, ТРАНСКРИБИРУЮЩИЕ МОНГОЛЬСКУЮ ФОНЕТИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ 3.1. Исследование монголизмов-топонимов в китайском языке Материалом исследования монгольских топонимов данной диссертационной работы служат географические названия автономного района Внутренняя Монголия, зафиксированных на карте [71]. Общее количество исследуемых топонимов Внутренней Монголии и их значений составляет 135 единиц, образованные путем семантической, фонетической адаптации монголизма, а также смешанным способом. Критерием отбора именно 135 единиц послужил результат поиска соответствующего этнонима либо исходной формы определенного названия, а именно источника заимствования. Как показал результат, топонимы Внутренней Монголии создавались в основном на основе 7 источников, а именно монгольского, китайского, маньчжурского, даурского, ороченского, эвенкийского и тюркских языков. Какие-то племена изначально проживали на территории автономного района, другие были переселены сюда во время миграционной политики заселения приграничных зон империи Цинь. Результаты анализа способов заимствования и их источников представлены в табл. 3.1. Анализ способов заимствования и их источников. Способ заимствования

Количество ниц

еди-

Таблица 3.1. Процентное соот-

ношение

Фонетический

100

74.07%

Семантический

24

17.78%

Смешанный

11

8.15%

(по-

лукалька) Анализ источников заимствований Монгольский

90

66.67%

Даурский

5

3.7%

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

54

Маньчжурский

6

4.44%

Китайский

17

12.59%

Эвенкийский

11

8.15%

Ороченский

4

2.96%

Тюркские языки

2

1.48%

Фонетический способ является основным при заимствовании географических названий из других в китайский язык. Семантический способ, по сравнению с фонетическим, используется реже, в основном определяя китайскую этимологию. Способ полукальки используется еще реже, объединяя монгольскую часть названия с китайской семантикой. Преобладание монгольского языка как источника географических названий говорит о более раннем и длительном проживании монголов на данной территории. Кроме Внутренней Монголии, монголизмы–топонимы встречаются в Синьцзяне, Тибете, Цинхае, Ганьсу. В данном случае, по процентному соотношению и историческим данным топонимического материала, мы можем подтвердить факты взаимовлияния языков и народов на протяжении длительного периода времени, что отразилось на географических картах и названиях. Монголы проживали на этой территории вместе с китайцами и занимали более обширную территорию; эвенки жили в лесах, соответственно, в топонимике сохранилось немного названий эвенкийского происхождения. То же самое можно предположить и о других народах, давших свои названия местности своего проживания. 3.2. Принципы фиксации старомонгольской письменности китайскими письменными знаками Старописьменный монгольский язык («Монгол бичиг») является классической формой для других монгольских языков. В изучение старомонгольской письменности и старописьменного монгольского языка большой вклад внесли А. Попов, А. Бобровников, которые впервые подробно исследовали

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

55

грамматический строй этого письменного языка. Также монгольские письменности привлекали внимание таких монголистов как: A.M. Позднеев, Б.Я.Владимирцов, H.H. Поппе, Г.Д.Санжеев, Ц.-Д. Номинханов и других российских ученых; Б. Ринчен и Ш. Лувсанвандан, X. Лувсанбалдан, Г. Жамъян и других - в Монголии; X. Чойжинжав, Т. Бадма, Т. Джамца в Китае; Г. И. Рамстедт, Д. Кара, Дж. Крюгер и др - на Западе. Большинство ученых относят создание старомонгольской письменности к XIII в. Согласно И. Фридриху, при Чингисхане в монгольской государственной канцелярии применялись уйгурской письмо и уйгурский язык. После смерти Чингисхана было введено в 1269 г. тибетское письмо «пассепа». Но в 14 в. увенчались успехом долгие попытки создания национальной монгольской письменности. Лама Чойджи Одсер создал на основе уйгурского письма с добавлением некоторых знаков, взятых из тибетского, и с применением тибетского алфавитного порядка так называемое письмо «галик», предназначенное для перевода священных буддийских книг с их обилием индийских и тибетских слов [57]. Но позже, из-за сложности применения таких знаков, произошли некоторые изменения, ставшие отличительной чертой старомонгольской письменности. Исчезла вариативность звуков - близкие по характеру звуки стали обозначаться одним знаком; поменялась графическая направленность письма – слова стали писать сверху вниз и слева направо, учитывая, что направленность китайского письма была справа налево. Первым памятником старомонгольской письменности принято считать «Чингисов камень», датированном 1225г. Также с помощью данного письма были созданы величайшие литературные памятники монгольской культуры, такие как сборник канонических буддийских текстов – «Ганджур» и комментарий к нему – «Данджур», светская литература и т.д. В монголистике существует периодизация, предложенная в свое время академиком Б.Я. Владимирцовым и поддержанная Г.Д. Санжеевым, согласно которой монгольский письменный язык прошел такие периоды: 1) древний от неизвестного времени до начала 14 века; 2) средний - от начала 14 века до

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

56

второй половины 16 века; 3) переходный - с конца 16 века до середины 17 века и 4) новомонгольский письменный язык, представляющий новый, или четвертый, период (конец 17 века до настоящего времени) [9; 45]. На основе старомонгольской письменности возникли другие виды письма, имеющие важное значение для истории и развития определенных народов. Среди них наиболее известными являются калмыцкое и бурятское письмо, а также квадратная письменность. «Ясное (ойратское) письмо» было создано в 1648 г. Огторгуйн Далай Рабджамба Зая-Пандитой Намкай Джамцо (1599-1662) и широко использовалось во времена трех ханств XVII - XVIII вв.: Джунгарского - в Джунгарии, Хошоутского - в Тибете и Калмыцкого ханства на Волге. Однако в связи с утратой государственной самостоятельности ойратов сфера его употребления и функционирования заметно сузилась. Так, к началу XX века «ясное письмо» полностью вышло из официального употребления у волжских калмыков и западных монголов. Но данное письмо сохранилось и функционирует в настоящее время среди ойратов Синьцзяна КНР, живущих в пределах бывшей Джунгарии. Квадратная письменность была создана в 1269 г. и использовалась во время правления династии Юань. Можно сказать, что данная письменность выполняла роль государственной, так как до нас дошли памятники квадратного письма на монгольском, китайском, тибетском, санскритском и тюркском языках. Создание квадратного письма Хубилай поручил Пагба ламе, тибетскому ученому, который приспособил фонетику монгольского языка под тибетский алфавит и использовал уйгурское вертикальное письмо. Квадратное письмо очень подробно описано в труде Н.Н. Поппе «Квадратная письменность» [36]. Бурятская письменность «Вагинтара» («Вагиндра») была создана в 1905г. Агваном Доржиевым для транскрипции слов монгольского и русского языков. С.Б. Раднаева считает, что бурятская письменность в своем становление и совершенстве прошла следующие этапы: 1. Бурятская письменность, основанная на старомонгольской графике.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

57

2. Бурятская письменность, основанная на латинизированной графике. 3. Бурятская письменность, основанная на русской графике [39]. Старописьменный монгольский язык долгое время являлся единственной литературной формой монгольских языков. Буряты пользовались данным письмом вплоть до тридцатых годов XX в. В 1931 г. осуществился переход на латинский алфавит, в 1939 г. - на кириллицу. Однако до 1936 г. газеты, делопроизводство частично печатались на старомонгольском, который выполнял функцию книжно-письменного языка. В дальнейшем русская графическая основа бурятского языка постепенно вытеснила старомонгольскую вертикальную графику. Смена алфавита повлекла за собой забвение старомонгольской письменности, что отрицательно сказалось на развитии бурятского языка и культуры. Бурятский народ утратил доступ к уникальным произведениям по истории, медицине, языкознанию, этнографии, фольклору, литературе, философии, которые были зафиксированны старомонгольской письменностью. Уникальность данной письменности заключается в полифонном характере ее буквенных начертаний. Это способствовало тому, что носители разных монгольских языков и диалектов могли читать одно и то же слово в соответствии с произносительными нормами своего говора. 3.2.1. Основные принципы «Монгол бичиг» В настоящее время главной проблемой изучения старописьменного монгольского языка является отсутствие учебно-методической литературы. Имеющиеся пособия, несмотря на положительные результаты применения их в учебном процессе, предназначены либо для студентов филологических специальностей высших учебных заведений, либо ориентированы на детеймонголов или на учащихся, владеющих современным монгольским языком. Тем не менее, на основе существующих учебных пособий Скородумовой Л.Г. и Золтоевой О.Ф. можно выделить особенности фонетики и графики данного языка.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

58

В старомонгольской письменности слова в предложении пишутся сверху вниз, слева направо. Каждая буква состоит из определенных элементов, связывает их между собой элемент | «нуруу» («хребет»). Многие графемы имеют три варианта начертания в зависимости от положения в слове (начальное, среднее и конечное). В некоторых случаях существуют дополнительные варианты написания (ср. bo c ba или so, ö в обычном написании и в kö), которые употребляются для лучшего сочетания с предыдущим или следующим знаком и придания письму гармонии. Основным принципом в алфавитной системе старописьменного монгольского языка является сингармонизм (гармония) гласных и согласных. Гласные монгольского языка делятся на твердорядные (гласные заднего ряда: а, о, u), мягкорядные (гласные переднего ряда: е, ö, ü) и нейтральные (i). Гласные первого слова определяют характер гласных последующих слогов. Поэтому в составе одного слова могут встречаться гласные только одного ряда. В старомонгольском языке согласные подразделяются на твердорядные (q – х; ɣ - г) и мягкорядные (к-к; g-г). Твердорядные согласные пишутся в словах с гласными заднего ряда, а мягкорядные согласные – с гласными мягкого и нейтрального рядов. В старописьменном монгольском языке в непервых слогах широко представлены краткие узкоогубленные гласные и, й, характерные для цонголо-сартульских говоров. Например: стп.-м. qudduy, лит.-бур. худаг, сарт. худуг «колодец»; стп.-м. ünitr, лит.-бур. унэр, сарт. унур «запах». Наблюдается закон губного притяжения, при котором старомонгольские гласные непервых слогов а, и подверглись ассимилятивному воздействию, при этом наблюдается процесс лабиализации а со стороны о, ослабление u и переход его в о: стп.-м. modun, бур. модон «дерево»; стп.-м. oían, бур. олон «много». 1 февраля 1941 г. в Монголии официально была принята письменность на латинизированной основе. Но через 2 месяца была отменена, так как не могла охватить всех звуков монгольского языка и была сложна в использовании. Принятие кириллицы произошло практически одновременно с кирилли-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

59

зацией в СССР, поэтому отказ от латиницы мог быть обусловлен политическими соображениям. В монгольском варианте латиницы существовали дополнительные буквы: ө, ç [ч], ş [ш] и ƶ [ж], y [ү]. Буквы f, h, p, v использовались редко (q, w, x практически не употреблялись) [18; 47]. 3.2.2. Фиксация монгольских звуков китайскими знаками Помимо транскрипций, основанных на латинице и кириллице, ранее существовала система транскрибирования монгольского языка китайскими знаками. Самым ярким примером транскрибирования монгольского языка китайскими иероглифами является «Юань-чао ми-ши 元朝秘史» – «Сокровенное сказание монголов». Выдающийся востоковед Б.И.Панкратов более 50 лет посвятил изучению этого произведения. В 1941 г. в статье-рецензии «Юань-чао ми-ши и первое полное русское издание текста и перевода этого памятника», Панкратов показал, что монгольский текст памятника записан не с помощью «китайско-монгольского письма», якобы являвшегося «национальным письмом монголов» в начале XIII в., а с помощью системы транскрипции слов монгольского языка китайскими иероглифами. Она была разработана китайски образованным монголом Хо Юаньцзе на императорской службе. Согласно Панкратову, Хо Юаньцзе изобрел особую систему транскрипции, изложенную в шести пунктах введения к Хуа-и и-юй и Юань-чао ми-ши. При помощи этой транскрипции совершенно точно передаются конечные Х, Б и Л в закрытых слогах, Р в начале слогов и глубокий заднеязычный звук, т.е. звуки, которые невозможно было передать китайскими иероглифами. Указал Б.И. Панкратов и на метод использования «мнемонических иероглифов», примененный при транскрибировании монгольского текста; по этому методу «в каждом возможном случае один из слогов транскрибируемого монгольского слова изображается иероглифом, по значению близким к значению данного слова» [35].

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

60

К сожалению, транскрипция монгольского текста не находится в широком доступе, однако существует возможность составить таблицу китайских знаков, транскрибирующих систему старомонгольского языка, используя топонимы Внутренней Монголии, где до сих используется данная письменность. С помощью метода сплошной выборки среди монголизмов-топонимов было выделено десять китайских знаков. По критерию частотности употребления выделяются, во-первых, наиболее частотные знаки: 旗, 尔,乌,拉; вовторых, менее частотные знаки: 诺, 银, 洲, что показано в табл. 3.2. Основные транскрипционные знаки монгольских топонимов Иероглиф

Частотность

Примеры



42

科右中旗

额温克旗



37

牛尔河

额尔古纳



24

海拉尔河

巴彦乌拉



19

阿里河

激流河



13

宝龙山

狼山



10

达来诺尔



8

诺敏河



5

扎赉诺尔



3

银哈尔



1

满洲里

Таблица 3.2.

达拉特旗 乌海 查干诺尔 北银根

На материале монголизмов-топонимов Внутренней Монголии и используемых для их написания китайских знаков можно выявить варианты китайских слогов, зафиксированных за определенными монгольскими звуками. Согласно таблице, наиболее часто встречаются иероглифы, являющиеся родовыми морфемами, самостоятельными номинациями административных единиц, например, аймаков; а некоторые являются частью названий гор, рек, такие как: 旗 qi, 河 he, 山 shan, что демонстрирует частичную китаизацию монгольских этнонимов. Структура многосложных названий говорит о за-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

61

имствованной природе данных топонимов, т.к. в китайском языке большинство слов имеют двусложную структуру. Нами было выделено 135 лексических единиц – топонимов, имеющих разную этимологию, преобладающим источников которых является монгольский язык. На основании китайских знаков, использующихся для написания данных топонимов, мы можем сопоставить их с монгольским алфавитом, а также знаками старомонгольской письменности, и попытаться систематизировать варианты транскрипции (Табл. 3.3.). Варианты транскрипции знаков старомонгольской письменности

Таблица

3.3. Старомонгольская

Латиница

Кириллица

письмен-

Китайский транскрипционный

ность

знак a e

i, yi

a Э И,Й,Ы,Ь

阿 额, 鄂

伊, 义

о,u

О,У

___

ö, ü

Ө, Ү

___

n

Н

那, 纳

ng

Н, НГ

___

b

Б



p

П

___

q

Х



ɣ

Г



k

Х

科, 克

g

Г



Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

62

m

М

莫, 默

l

Л



s

С



š

Ш



t, d

Т, Д

特, 得

č

Ч, Ц

池, 赤

Ж, З

___

*-Й, Е*, Ё*,



ǰ y

Ю*, Я* r

Р

尔,耳

v

В

___

f

Ф

___



К

科, 克

(c)

(ц)

___

(z)

(з)



(h)

(г, х)

科, 克, 格

Фонетические системы китайского и монгольских языков имеют существенные различия. Сингармонизм гласных, присутствующий в монгольских языках, включает три сингармонических ряда: твердый (а, аа, о, оо, у, уу, дифтонги ай, ой, уй), мягкий (у, уу, во, э, ээ, дифтонг уй) и нейтральный (и, ии). В состав одного слова входят гласные только одного ряда, то есть либо твердорядные, либо мягкорядные. Нейтральные гласные могут употребляться и с теми и с другими гласными. Также характерно наличие кратких и долгих гласных, как например, в монгольских топонимах, где долгие гласные аа, уу,

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

63

оо в китайском варианте замещается кратким гласным а, у, о: 乌海 ухаа, 准 зуун, 石拐 шигуутой, 毛муу, 达克 даага, 必鲁 билуун, 乌拉уул, 楚鲁 чулуу, 乌尔其汗 уурцайх, 多伦诺尔 долоон нуур. Фонетическая система монгольских языков характеризовалась отсутствием в исконных словах фонем [в],[в'], [к], [к'], [ф], [ф'], [ч], [ц], [щ]. Поэтому данные звуки встречаются в основном в заимствованных словах или на их место подставляют привычные для артикуляции звуки. В монголизмахтопонимах эти звуки транскрибируются следующим способом: [к] - 科, 克; [ч], [ц] - 池, 赤. Знаки, транскрибирующие звуки [в], [в'], [ф], [ф'], [щ] не выявлены, что может говорить о тщательном подборе китайских иероглифов для монгольской фонетики. По критерию правил транскрибирования выделяется знак 尔 er, который используется для передачи монгольского звука [р], отсутствующего в китайском языке, например: 海拉尔河 haila'er, 额尔古纳 е'erguna, 库都尔 kudu’er, 新巴尔虎右旗 хin batu’er youqi, 乌尔其汗 wu'erqihan и др. Китайская фонетическая система отличается как звуковым составом, так и структурой слога. В слоговой структуре китайского языка количество звуков не должно превышать четырех: слог состоит из двух основных структурных элементов, каждый из которых занимает свое определенное место в слоге: согласный в начале слога («инициаль»), гласный - в конце слога («финаль»). В топонимах монгольской этимологии структура слога соответствует китайской фонетике. Различие звонких и глухих согласных заменяется наличием или отсутствием придыхания. При переводе монголизма на китайский язык это правило не соблюдается.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

64

Выводы к главе 3 Таким образом, анализ топонимической лексики Внутренней Монголии позволяет выявить базовые китайские знаки, транскрибирующие монгольский язык. Наличие старомонгольской письменности и ее использование в современном Китае, а также этимологические значения некоторых топонимов подчеркивают историческую доминирующую роль монголов в национальном составе данной территории, указывает на заселение этих земель преимущественно монголами совместно с другими народами. Существенные различия фонетических систем монгольского и китайского языков выражаются в разном составе фонем, разном произношении похожих звуков, специфических звуковых особенностях. Адаптация монгольских названий с использованием китайских транскрипционных знаков заключалась в необходимости приспособить китайскую фонетику под артикуляционные особенности монгольского языка, что повлекло значительные изменения в звуковом звучании топонимов и потерю смысловой привязки китайских иероглифов.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

65

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В данной работе были исследованы монгольские заимствования и топонимы автономного района Внутренняя Монголия, особенности их адаптации и этимологических значений. Монголизмы

пришли

в

китайский

язык

вместе

с

торгово-

экономическими отношениями монголов и китайцев, в ходе завоеваний кочевниками приграничных территорий, а также самого Китая. Взаимовлияние языковых систем не прошло в одностороннем порядке. Результатом языковой интерференции стало появление китаизмов и монголизмов, как средства номинаций новых реалий. При этом китаизмов в современном монгольском языке гораздо больше, нежели монголизмов, в настоящее время относящимся к архаизмам или историзмам. Семантический перевод монголизмов привел к сужению понятий, в отдельных случаях к расширению. Аффиксация является основным способом словообразования и отличительной чертой монгольских заимствований. Монгольские географические названия Внутренней Монголии преобладают среди других языков-доноров топонимической лексики. При сопоставительно-этимологическом анализе географических названий Внутренней Монголии можно сказать, что топонимика этого района какой-то частью оказалась под влиянием китайского языка. Но при этом, монгольские географические названия сохранились в семантике этих названий, в их фонетике. Топонимы Внутренней Монголии являются либо китайскими, либо сложными, составленными путем наращения терминов разного этнического и языкового происхождения. В ходе проведения данного исследования, мы рассмотрели историю создания монгольских письменностей, их латинизацию и переход на русскую графику. Итогом всего является потеря многих литературных памятников, научных трудов, религиозных книг. Тем не менее, старописьменный монгольский язык и его уникальная графика являются классической формой дочерних письменностей, использовавшихся до настоящего времени.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

66

В ъоде проведенного исследования, нами было выявлено 135 названий разной этимологии. Большая часть (74.07%) относится к фонетическим заимствованиям, т.к. различия системно-структурных особенностей китайского и монгольского языков (изолирующий и агглютинативный строи), а также различные виды письма не дают возможности прямого перевода слов. Для этого наиболее подходящим является фонетическое заимствование. В ряду языковисточников топонимов выделяется 7 языков, из них монгольский язык занимает 66.67%. Преобладание монгольского языка как языка-источника некитайских названий говорит о более длительном проживании монгольских народов на данной территории и тесном контакте с коренными жителями. Методом количественного анализа, мы выбрали наиболее частотные знаки, использующиеся для записи топонимов Внутренней Монголии. На их основе составили таблицу вариантов транскрипции знаков старомонгольской письменности, т.к. данное письмо до сих пор используется во Внутренней Монголии наряду с китайским языком. Таким образом, на основе монгольских географических названий в китайской иероглифике, мы попытались систематизировать транскрипцию монгольских топонимов китайскими знаками. Выявление происхождения топонимов Внутренней Монголии, а также базовых транскрипционных китайских знаков, дает возможность для более глубокого понимания и изучения данного явления.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

67

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1.

Багана, Ж.

Об отношении заимствования и интерференции

[Электронный ресурс] / Ж.Багана. // Научные ведомости БГУ. Серия: Гуманитарные науки. 2008. Том 11. Вып. 1. С.46. - http://cyberleninka.ru/article/n/obotnoshenii-zaimstvovaniya-i-interferentsii#ixzz3wXjF4s6Q. (10 окт. 2015). 2.

Базарова, В.В. Латинизация бурят-монгольской письменности:

опыт культурно-исторической модернизации в 1920-1930 гг. [Текст] : автореф.дис…док.ист.наук : 24.00.01 / В.В. Базарова. – Улан-Удэ, 2006. – 47 с. Базарова, Б.З. Этимология среднемонгольского слова (б)уджин

3.

[Текст] / Б.З. Базарова // Лексикологические исследования монгольских языков. - Улан-Удэ, 1988, - С. 140-141. 4.

Басик, С.Н. Общая топонимика [Текст] / С.Н. Басик. - Мн.: БГУ,

2006. – 200 с. 5.

Блумфильд, Л. Язык [Текст] / Л. Блумфильд. - М.: Едиториал

УРСС, 2002. - 608 с. 6.

Вайнрайх, В. Языковые контакты. Состояние и проблемы иссле-

дования [Текст] / В.Вайнрайх – Благовещенск. 2000. - 264 c. 7.

Вернадский, Г. В. Монголы и Русь [Текст] / Г.В. Вернадский. -

Минск, 1997. – 480 с. 8.

Виноградов, В.А. Интерференция [Текст] / В.А. Виноградов //

Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцева. - М., 1990. - 685 с. 9.

Владимирцов, Б.Я. Сравнительная грамматика монгольского

письменного языка и халхаского наречия. Введение и фонетика [Текст] / Б.Я. Владимирцов. - Л., 1929. - 436 c. 10.

Гонгор,

Д.

Халх

товчоон

(Краткая

история

Халхи).

Улаанбаатар, 1978. – 153 с. 11.

Гумилев, Л.Н. Древняя Русь и Великая степь [Электронный ре-

сурс] / Л.Н. Гумилев. – М. : Мысль, 1989. - 527 с. – http:// gumilevica.kulichki.net/ARGS/index.html. (25 мая 2015)

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

68

12.

Дамдинова, Б-Х.В. Китайские заимствования в монгольских

языках (на материале современного монгольского и бурятского литературных языков) [Текст] : дис. канд. филол. наук : 10.02.22 / Б-Х.В. Дамдинова. – УланУдэ, 2007. – 149 с. 13.

Жамбалова, С. Г. Традиционная охота бурят [Текст] / С.Г. Жам-

балова. - Новосибирск. : Наука, Сиб. отд-ние, 1991. - 172 с. 14.

Жлуктенко, Ю. А. Лингвистические аспекты двуязычия [Текст] /

Ю.А. Жлуктенко. - Киев: Вища школа, 1974. - 176 с. 15.

Журавлев, В.К. Внешние и внутренние факторы языковой эво-

люции [Текст] / В.К. Журавлев. - М.: Наука, 1982. – 328 с. 16.

Жучкевич, В. А. Общая топонимика [Текст]: учеб. пособие для

геогр. фак. вузов / В. А. Жучкевич . – Мн.: Вышэйшая школа, 1968. - 432 с. 17.

Зограф, И.Т. Монгольско-китайская интерференция: Язык монг.

канцелярии в Китае [Текст] / И.Т. Зограф. - М.: Наука, 1984. - 147 с. 18.

Золтоева, О.Ф. Старописьменный монгольский язык [Текст] /

О.Ф. Золтоева. – Улан-Удэ : ВСГТУ, 2007. - 137 с. 19.

Иванов, Н.М. Монголизмы в топонимии Якутии [Текст] : авто-

реф. дис…канд. филол. наук : 10.02.06/ Н.М. Иванов. – Якутск, 1997. – 19 с. 20.

История народов Восточной и Центральной Азии с древнейших

времен до наших дней [Текст] / Ю.В Бутин [и др.]. - М.: Наука, 1986. - 583 с. 21.

Карлинский, А.Е. Основы теории взаимодействия языков [Текст]

/ А.Е. Карлинский. - Алма-Ата: Гылым, 1990. – 181 с. 22.

Кляшторный, С.Г. Государство и народы Евразийских степей:

Древность и средневековье [Текст] / С.Г. Кляшторный, Т.И. Султанов . – СПб.: АиСТ, 2000. - 307 с. 23.

Кореняко, В. А. Искусство народов Центральной Азии и звери-

ный стиль [Текст] / В.А. Кореняко. - М.: Вост. литература, 2002. - 327 с. 24.

Кроль, Ю.Л. Образцы переводов из «Юань-чао би-ши» [Текст] :

Ю.Л. Кроль. // Mongolica: К 750-летию «Сокровенного сказания». Наука, Изд. фирма «Восточная литература», 1993. - С. 103-124.

М. :

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

69

25.

Крысин, Л.П. Иноязычные слова в современном русском языке

[Текст] / Л.П. Крысин. - М.: Наука, 1968. - 208 с. 26.

Майский, И.М. Монголия накануне революции [Текст] / И.М.

Майский. - М.: Издательство вост. литературы, 1959. - 309 с. 27.

Меликсетов, А.В. История Китая [Текст] / учебник / под ред.

А.В. Меликсетова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Изд-во МГУ, Изд-во «Высшая школа», 2002. — 736 с. 28.

Мечковская, Н. Б. Социальная лингвистика [Текст] : пособие

для студентов гуманитарных вузов и учащихся лицеев/ Н.Б. Мечковская. - М.: Аспект Пресс, 2000. - 188 с. 29.

Михайлов, М. М. Двуязычие и взаимовлияние языков [Текст] /

М.М. Михайлов // Проблемы двуязычия и многоязычия. 1972. - С. 197–203. 30.

Молчанова, О.Т. Семантическое поле «красный цвет» в алтай-

ском ономастиконе, Функционирование и историческое развитие диалектной и топономической лексики [Текст] / О.Т. Молчанова. - Барнаул, 1989. - С. 25—26. 31.

Мурзаев, Э.М. Топонимика и география [Текст] / Э.М. Мурзаев. -

М.: Наука, 1995. - 304 с. 32.

Мурзаев, Э.М. Очерки топонимики [Текст] / Э.М. Мурзаев. – М.:

Мысль,1974. - 382 с. 33.

Никонов, В.А. Введение в топонимику [Текст] / В.А. Никонов. –

М, 1965. - 180 с. 34.

Очир-Гаряев, В.Э. Миграции монгольских племен по данным

топонимии [Электронный ресурс] / В.Э. Очир-Гаряев. //Гуманитарный вектор, Вып. 3., 2010. - С. 84-90. - http://cyberleninka.ru/article/n/migratsii-mongolskihplemen-po-dannym-toponimii. (5 авг. 2015) 35.

Панкратов, Б.И. Изд. (монг.) текста и предисловие // Юаньчао

би-ши: (Секретная история монголов). Т. 1. [Текст] / Б.И. Панкратов. - АН СССР. Ин-т народов Азии. М.: ИВЛ, 1962. - 602 с.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

70

36.

Поппе, Н.Н. Квадратная письменность [Текст] / Н.Н. Поппе. – М.

: Изд-во Академии наук СССР, 1941. - 166 с. 37.

Попов, А.И. Географические названия (введение в топонимику)

[Текст] / А.И. Попов. – М.: Наука,1965. - 181 с. 38.

Равдан , Э. Монгол газар нутгийн нэрийн хэлбэр утгазуйн

судалгаа (Структура и семантика монгольских топонимии) [Текст] / Э. Равдан. – УБ, 2004. - 10 с. 39.

Раднаева, С.Б. История бурятской письменности и становление

орфографических норм современного бурятского литературного языка [Текст] : автореф. дис…канд.фил.наук : 10.02.16 / С.Б. Раднаева. – Улан-Удэ, 2000. – 19 с. 40.

Рассадин, В.И. Монголо-бурятские заимствования в сибирских

тюркских языках [Текст] /В.И. Рассадин. - М.: Наука, 1980. - 117 с. 41.

Реформатский, A.A. Введение в языковедение [Текст] / А.А. Ре-

форматский. – М. : «Аспект Пресс», 1996. - 536 с. 42.

Розенцвейг, В. Ю. Языковые контакты. Лингвистическая про-

блематика [Текст] / В.Вайнрайх – Благовещенск. 2000. - 264 c. 43.

Росетти, А. Смешанный язык или смешение языков [Электрон-

ный ресурс] / А. Росетти // Новое в лингвистике. Вып. 6. 1972. - С. 112–119. http://philology.ru/linguistics1/rosetti-72.htm. (18 авг. 2015) 44.

Рязановский В. А. Монгольское право (преимущественно обыч-

ное): Исторический очерк [Электронный ресурс] / В.А. Рязановский. – Харбин, 1931. – 351 с. - http://www.juristlib.ru/book_7028.html. (30 сент. 2015) 45.

Санжеев, Г.Д. Лингвистическое введение в изучение истории

письменности монгольских народов [Текст] / Г.Д. Санжеев. - Улан-Удэ, 1977. - 161 с. 46.

Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии

[Текст] / Э.Сепир. - М.: Прогресс, 1993. - 656 с. 47.

Скородумова, Л.Г. Введение в старописьменный монгольский

язык [Текст] / Л.Г. Скородумова. – М. : ИД «Муравей-Гайд», 2000. - 72 с.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

71

Содмон, Н. "Ясное письмо" ойратов Синьцзяна КНР [Текст] : ав-

48.

тореф.дис…канд.фил.наук : 10.02.22 / Н. Содмон. – Элиста, 2004. – 20 с. Солнцев, В.М. Введение в теорию изолирующих языков [Текст] /

49.

В.М. Солнцев. – М. : Восточная литература, 1995. - 354 с. Султанов Т.И. Государство и народы Евразийских степей: Древ-

50.

ность и средневековье. - СПб.: АиСТ, 2000. - 478 с. Кляшторный С. Г., Султанов Т.И. Государство и народы

51.

Евразийских степей: Древность и средневековье. - СПб.: АиСТ, 2000. – 368 с. Суперанская, А.В. Общая теория имени собственного [Текст] /

52.

А.В. Суперанская. - М.: Наука, 1973. - 367 с. Сыртыпова, С-Х.Д. Административное управление Байкальского

53.

региона: перекресток традиций и интересов разных империй [Электронный ресурс] / С.–Х.Д. Сыртыпова // Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера). : РАН, 2009. - С. 228-245. http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/.

(3

дек.

2015) Тер-Минасова, С. Г. Война и мир языков и культур. Вопросы

54.

теории и практики межъязыковой коммуникации [Текст] / С.Г. Тер-Минасова. - М.: АСТ; Астрель, 2007, 334 с. Трепавлов, В. В. Государственный строй Монгольской империи

55.

XIII в. (проблема исторической преемственности) [Текст] / В.В. Трепавлов. М.: Наука, 1993. - 168 с. Ульзетуева, З.Д. Сравнительное исследование бурятского и ста-

56.

рописьменного монгольского языков. [Текст] : автореф. дис…канд.ист.наук : 10.02.22 / З.Д. Ульзетуева. – Улан-Удэ, 2006. – 22 с. Фридрих, И. История письма [Текст] / И. Фридрих. – М. : Наука,

57. 1979. - 463 с.

Хауген, Э. Языковой контакт [Электронный ресурс] / Э.Хауген //

58. Новое

в

лингвистике



М.,

Вып.

6.,

1972.

http://philology.ru/linguistics1/haugen-72.htm. (22 апр. 2015)

-

С.

61–80.

-

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

72

59.

Шухардт, Г. К вопросу о языковом смешении // Избранные ста-

тьи по языкознанию [Текст] / Г. Шухардт. - Изд. 2-е. - М. : Едиториал УРСС, 2003. - 296 с. 60.

Энхжаргал, П. Желтый цвет в монгольском ономастиконе [Элек-

тронный ресурс] / П. Энхжаргал. – 2009. – 7 с. - http://sibac.info/15838. (17 июня 2015) 61.

Яншина, Э.М. Формирование и развитие древнекитайской ми-

фологии [Текст] / Э.М. Яншина. – М. : Наука, 1984. - 246 с. 62.

Halliday, M.A.K. The Language of the Chinese "Secret History of the

Mongols" [electronic resource] / M.A.K. Halliday – Oxford: Basil Blackwell, 1959. - 235 р. - http://bookre.org/reader?file=1056787&pg=48. (2015, May 16) 63.

Zograf, I.T. Mongolian borrowings in documents of Yuan chancellery

[text] / I.T. Zograf // International journal for oriental manuscript research, vol. 8, №2, 2002, p. 31-35 64.

关汉卿. 哭存孝戏曲 [电子资源].

http://baike.baidu.com/link?url=8GhGkUEvTKiOUamp4NF6uYFfKCf2ae1u4r0As 75FNQME57x4n3L7aVipyYnC5DbhdE3crOtlJFccLo5lkW_. (7月24号,2015) 65.

史有为. 汉语外来词 /史有为. - 北京. : 商务出版社, 2003. - 239 页.

66.

额尼河传说故事 [电子资源]. -

http://baike.baidu.com/view/1845691.htm. (7月3号,2015) 67.

图里河传说故事[电子资源. -

http://baike.baidu.com/link?url=by57i8S2NuLJ84EC6vw2Ybt14f2fc22KlhDlznoNL meI593yxBnh167Prvw9ZKMhu_Tyl5dJHw6twYOYbe49vK. (7月4号,2015) 68.

高名凱, 刘正埮. 現代汉語外来詞研究 [文本] / 高名凱, 刘正埮. -

北京:文字改革出版社,1958. - 189页。 69.

吕叔湘. 中国文法要略 [文本] /吕叔湘. - 北京. : 商务印书馆,

1982. – 438 页。

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

73

70.

张德新. 第三次浪潮一外来词引进和规范刍议 [电子资源] / 张

德新. // 张德新语言文字应用, 1993. - 74页. - http://www.docin.com/p907316182.html. (7月28号,2015) 71.

张武冰, 普淑兰. 新编实用中国地图册 / 张武冰, 普淑兰. - 北

京. : 中国地图出版社, 2006. - 106 页.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ 72.

Кручкин, Ю.Н. Большой современный русско-монгольский -

монгольско-русский словарь. – М. : Восток-Запад, 2006. - 922 с. 73.

Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С.

Ахманова. - М.: Сов. энциклопедия, 1966. - 608 с. 74.

Подольская, Н.В. Словарь русской ономастической терминоло-

гии [Текст] / Н.В.Подольская. - М.: Наука, 1988. - 200 с. 75.

Поспелов, Е.М. Географические названия мира: Топонимический

словарь [Текст] / Е.М. Поспелов. - М. , 2002. - 512 с. 76.

Ярцева, В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь

[Текст] / под ред. В. Н. Ярцевой. - М.: Сов. энцикл., 1990. - 682 с. 77. 422页.

刘正埮, 汉语外来词词典 / 刘正埮. - 上海: 上海辞书出版社, 1984. -

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

74

Значение некоторых топонимов Внутренней Монголии. №

Название

Язык-

Приложение 1.

Значение

Тип перевода

источник 1

恩和哈达

Монг.

«Скала, камень мира, спокойствия», Фонетич. монг. «энх»: 1) спокойствие, мир; 2)

Enhe hada

спокойный, мирный. Монг. «хад (-ан)»: скала, утес, каменная гора. 2

根河

Монг.

эн»: светлый, ясный.

genhe 3

图里河

«Чистое, прозрачное озеро», монг. «гэгэ- Фонетич.

Монг.

«Река белого журавля».

Ороч.

Орочен,

Фонетич.

tulihe 4

鄂伦春旗

самоназвание

оро- Фонетич.

че̄н «оленевод» (от орон «олень) либо

Elunchunqi

«люди, живущие в горах»

5

加格达奇

Ороч.

«Место, где растет монгольская сосна»

Фонетич.

Кит.

Название получил от того, что сюда вы- Семантич.

Jiagedaji 6

朝阳村

ходили ворота Чаоянмэнь бывшей кре-

chaoyangcun

постной стены Пекина.

7

大杨树

Кит.

«Большой тополь». Давным-давно на Семантич. месте этого города было большое поле,

dasongshu

не было деревьев, росли только захудалые, невысокие деревца. Но на северном берегу реки Гань росло два высоких и больших дерева, диаметром в один метр. Местные торгаши («анда») стали там торговать, другие соорудили плот и стали перевозить туда людей посмотреть на эти деревья, позже там сделали место для отдыха.

8

哈达阳 hadayang

Даур.

«Обрыв». В этой деревне есть гора с Фонетич. крутым обрывом и глубокой рекой вдоль нее, на даурском языке звучит как 哈地 阿沿 hadi'ayang. Позже изменилось на 哈

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

75 达阳 hadayang, также существует еще 2 варианта написания: 哈达彦 hadayan и 哈达沿 hadayan.

9

Монг.

额尔古纳

«извилистая

река»; Фонетич.

монг. Эргүнэ — «широкий».

E'erguna 10

Эвенк.Ергэне —

库都尔 kudu’er

Монг.

Худэр «кабарга», названо монголами Фонетич. как «место, где водится кабарга».

11

Маньч.

兴安里

предгорье Большого Хингана.

Xing'anli 12

Монг.

陈巴尔虎旗

新巴尔虎右旗

Племя «баргуты» более позднего пере- полукалька селения.

Chen batu’er qi 13

«Холм, бугорок, сопка», т.к. находится в Фонетич.

Монг.

Племя «баргуты». Место проживания полукалька баргутов в средневековых монгольских

Xin batu’er youqi

летописях носила название Баргуджин Токум — «окраинная, пограничная земля» (т. е., возможно, земля, где кончается граница монгольского мира), или «земля баргу[тов]».14

14

Монг.

乌尔其汗

Уур цайх «рассвет». Согласно источни- Фонетич. кам династии Ляо, во время войны Чин-

Wu'erqihan

гисхана с Китаем, в этом месте навсегда осталось эхо ржания пятисот лошадей, конной кавалерии, стоявшей здесь. 15

满洲里

Монг.

«Цветущий, богатый, бурный источник».

Фонетич.

Тюрк.

«Аршан» - целебный источник, святая Фонетич.

manzhouli

16

阿尔山市

вода.

A'ershan shi 17

18

科尔沁右翼前旗

Монг.

«Хорчин» - лучник, стрелок из лука в Полукалька

Ke'erqin youyiqian

эпоху Чингисхана. Сейчас одна из

qi

народностей Внутренней Монголии.

科尔沁右翼中旗 Ke'erqin zhong qi

youyi-

Монг.

Полукалька

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

76 19

库仑旗

Монг.

очаг.

Kulun qi 20

奈曼旗

Монг.

扎鲁特旗

Монг.

扎赉特旗

Монг.

呼和浩特市

Название одного из монгольских пле- Фонетич. мен, Джалайд.

Zhalaite qi 23

Название одного из монгольских пле- Фонетич. мен, Джаруд.

Zhalute qi 22

«Найман» - восемь; название средневе- Фонетич. кового центральноазиатского народа.

Naiman qi 21

«Кулунь» - семейная обитель, домашний Фонетич.

Монг.

Хух-хото «голубой, синий город».

Фонетич.

Кит.

Сычен, район

Семантич.

Монг.

Сайхан - «красивый, прекрасный».

Фонетич.

Монг.

1 вариант. Измененная форма 脱脱 tuitui Фонетич.

Huhe haote shi 24

新城区 Xincheng qu

25

赛罕区 Saihan qu

26

托克托县

– имя приемного сына хана Алтана; 2

Tuoketuo xian

вариант. Монгольский государственный деятель, главнокомандующий, историограф в Китае в конце правления династии Юань. Известен тем, что руководил созданием

официального

юаньско-

го корпуса хроник правления предшествующих династий Ляо, Цзинь и Сун. 27

和林格尔县

Монг.

«Хорин гэр» - «двадцать домов». Имеет- Фонетич. ся ввиду почтовая станция в 20 дворов,

Helin ge’er xian

где во времена Цин останавливались почтовые экипажи для того, чтобы поменять лошадей или отдохнуть, т.к. на таких станциях располагались гостиницы. 28

土默特左旗

Монг.

«Тумэн» - десять тысяч. Количество во- Полукалька инов в кавалерии Чингисхана; 特te счет-

Tumote zuoqi

ное слово для десяти тысяч. Левый фланг. 29

土默特右旗 Tumote youqi

Монг.

Правый фланг.

Полукалька

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

77 30

清水河县

Кит.

«Чистая (прозрачная, простая) вода».

Семантич.

Монг.

«Дархан мумянга(н)». «Дархан» - куз- Фонетич.

Qingshuihe xian 31

达尔罕茂明安联合

нец;

旗 Da'erhan

«мянган»

тысяча.茂明安

-

maoming’an - ист. тысяцкий (в дружинах

mum-

чжурчжэней XI—XII вв.). Объединен-

ing’an lianheqi

ный хошун Дархан муминган. 32

乌海市

Монг.

«Ухаа» - холм.

Фонетич.

Монг-кит.

Перевод с монг. «улаан хад» - «Красная Семантич.

Wuhai shi 33

赤峰市

скала».

Chifeng shi 34

红山区

Кит.

«Красная гора».

Семантич.

Монг.

«Уул» - гора, «хорчин» - лучник.

Фонетич.

Монг.

Военный поселок, левый.

Фонетич.

Монг.

Военный поселок, правый.

Фонетич.

Монг.

«Хишигтэн» — близкие и верные слуги Фонетич.

Hongshan qu 35

阿鲁科尔沁旗 Alu ke’erqin qi

36

巴林左旗 Balinzuo qi

37

巴林右旗 Balinyou qi

38

克什克腾旗 Keshenketeng

государя —

личная

qi

ких ханов Монгольского

гвардия

вели-

государства,

учреждённаяЧингис-ханом; этн. кэшикэтэн (одно из восьми племён Внутренней Монголии).

39

翁牛特旗

Монг.

«Онгон» - святой, священный.

Фонетич.

Монг.

«Хамгаалагч» - защитник, охранник.

Фонетич.

Монг.

«Ах хун» - старший сын.

Фонетич.

Монг.

«Река на высокогорных равнинах», «ре- Фонетич.

Wengniute qi

40

喀喇沁旗 Kaleqin qi

41

敖汉旗 Aohan qi

42

锡林郭勒盟 Xilin gaole meng

ка среди холмов».

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

78 43

锡林浩特

Монг.

«Город среди холмов».

Фонетич.

Монг.

«Узэмчин» - виноградарь, вост. сторона, Фонетич.

Xilin haote 44

东乌珠穆沁旗

др. название 乌里雅斯太 wuliyasitai.

Dongwuzhumuqin qi 45

西乌珠穆沁旗

Монг.

«Узэмчин» - виноградарь, зап. сторона, Фонетич. др.

Xiwuzhumuqin qi

название

巴彦乌拉浩特

bayanwulahaote. 46

苏尼特左旗

Монг.

Племя Сунид. Монгольское древнее Фонетич. племенное название, произошедшее от

Sunite zuoqi

имени вождя племени Сонид (Сунид). Позже потомков в 17м поколении стали называть «сонид» («сунид»). 满都拉图 mandulatu.

47

苏尼特右旗

Монг.

赛罕他拉saihan tala

Фонетич.

Монг.

«Авга» - дядя.

Фонетич.

Монг.

Ист. окаймлённое жёлтое знамя (один из Семантич.

Sunite youqi 48

阿巴嘎旗 Abaga qi

49

50

正镶黄旗 Zheng

8 корпусов знамённых войск; дин. Цин),

xianghuangqi

др. название 新宝力格xinbaolige.

正镶白旗 zheng

Монг.

корпусов знамённых войск; дин. Цин).

xiangbaiqi 51

正镶蓝旗 zheng

Ист. окаймлённое белое знамя (один из 8 Семантич.

Монг.

Ист. окаймлённое синее знамя (один из 8 Семантич. корпусов знамённых войск; дин. Цин),

xianglanqi

др. название 敦达浩特dundahaote. 52

太仆寺旗

Монг.

Тайпу (императорский конюший; с дин. Фонетич. Чжоу) + 寺chi ист. присутственное ме-

Taibuchi qi

сто; палата, приказ (при дин. Хань возглавлялся 卿 qing цином). 9 высших придворных чинов (напр. при дин. Цин 3 наставника наследника и 6 начальников приказов).

53

多伦诺尔县

Монг.

«Долоо(н)» - семь; «нуур» - озеро.

Фонетич.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

79 Duolunnao'er xian 54

二连浩特市

Монг.

раж; иллюзия; марево.

Erlianhaote shi 55

乌兰察布盟

Монг.

察哈尔右翼前旗 Chaha'er

«Красные горы». «Улаан» - красный, Фонетич. «чаб» - скала, гора.

Wulanchabu meng 56

«Эрээн» - пестрый, разноцветный; ми- Фонетич.

Монг.

«Чахары» - название племени, служив- Полукалька шего обслугой хана, но затем ставшее

youyiqi-

отдельным этносом. Название хошуна

anqi

означает «Переднее знамя чахарского

правого крыла» 57

察哈尔右翼中旗

Монг.

«Серединное знамя чахарского правого Полукалька крыла»

Chaha'er youqianzhongqi 58

察哈尔右翼后旗

Монг.

«Тыльное знамя чахарского правого Полукалька крыла»

chaha'er youqianhouqi 59

四子王旗

Монг.

У Ноянцина — потомка Джочи-Хасара в Семантич. 14-м поколении — было четыре сына:

Siziwang qi

Сэнгэ, Сонобу, Эмубу и Ирчжаму. В начале XVII века они кочевали в районе современного Хулун-Буира.

Присягнув

на верность маньчжурскому государству Поздняя Цзинь, они стали принимать участие в его походах против чахарского Лигдэн-хана, и постепенно их кочевья смещались на запад, пока не достигли этих мест, которые и получили название в честь этих четырёх братьев. 60

商都县shangdu

Маньч.

«Водный поток, течение воды».

Фонетич.

Монг.

«Ордон» - дворец; 斯 si – показатель Фонетич.

xian 61

鄂尔多斯市

мн.ч. В этом месте находятся 8 дворцов

E'erduosi shi

Чингисхана, место поклонения монголов своему Хану. 62

准格尔旗 Zhunge'er qi

Монг.

«Зуун гар» - левая рука, «восток».

Фонетич.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

80 63

巴彦淖尔盟

Монг.

«Баян нуур» - богатое озеро.

Фонетич.

Кит.

«Около реки (Хуанхэ)».

Семантич.

Кит.

Возм. имеется ввиду деление Китая на 5 Семантич.

Bayannao'er meng 64

临河市 Lanhe shi

65

五原县

округов при династии Хань.

Wuyuan xian 66

阿拉善盟

Монг.

1 вариант: Транскрипция названия горы Фонетич. Хэланьшань; 2 вариант: «дикий резвый

Alashan meng

скакун»; 3 вариант:«Алах» - колоть, резать (скот). 67

额济纳旗

Монг.

ветвлений монгольских племён олетов).

Eqina qi 68

伊克昭盟

Монг.

九原区

«Императорский храм предков»; «их» - Фонетич. большой, великий; 昭 zhāo – отцовский.

Yikezhao meng 69

Эрджин (монгольское племя, одно из от- Фонетич.

Кит.

Миф о наводнении, после которого Семантич. осталось 9 областей, символизирует воз-

Jiuyuan qu

рождение Китая. 70

固阳县

Кит.

guпрочный, твердый.

Guyang xian 71

石拐区

稒阳guyang старое название крепости, 固 Семантич.

Монг.

«Шигуутой» - плотный, густой (лес).

Фонетич.

Кит.

Старое название 河南地, т.к. расположен Семантич.

Shiguai qu 72

海南区

к югу реки Хуанхэ.

Hainan qu

73

林西县

Кит.

Имеется ввиду заново построенный уезд Семантич. на западе 巴林, хотя первоначальное

Linxi xian

название было 巴西baxi, при маньчжурском дворе название сменилось на 林西 县linxixian.

74

玉泉区

Кит.

清水河县 Qingshuihe xian

ис- Семантич.

точник бессмертия (эликсир).

Baoquan qu 75

Название, означающее в даосизме

Кит.

清水qingshui«чистая вода», 河he «озе- Семантич. ро».

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

81 76

武川县

Кит.

Во времена династии Северная Вэй для Семантич. защиты северных границ от Жужаньско-

Wuchuan xian

го каганата здесь был основан город Хэйчэн

(黑城heicheng),

впоследствии

переименованный в Учуань. 77

青山区

Кит.

Зелёные (лесом заросшие) горы.

Семантич.

Кит.

Хуэйминь (одно из самоназваний малой Семантич.

Qingshan qu 78

回民区huiminqu

народности хуэйцзу, КНР). 79

包头市

Монг.

包克图baoketu - место, где водятся оле- Фонетич. ни. 2е название

Baotou shi

鹿城lucheng (с кит.

«Олений город»).

80

牙克石市

Маньч.

мелководная река.

Yakeshi shi 81

杭锦后旗

«Речная заводь», т.к. на сев части есть Фонетич.

Тюрк.

«Повозка».

Фонетич.

Монг.

«Баян хото» - богатый, процветающий Фонетич.

Hangjin houqi

82

巴彦浩特

город.

Bayan haote 83

阿拉坦 aladan

Монг.

«Алтан» - золото.

Фонетич.

84

海拉尔haila'er

Монг.

«Хайлах» - таять.

Фонетич.

85

昭乌达 zhaowuda

Монг.

«Сто ив»; монг. «уд» - ива.

Фонетич.

86

莫力达瓦达斡尔族

Даур.

«Горы, кот можно пересечь только на Фонетич. лошади».

自治旗 Molidawang dawu’erzu zizhiqi 87

哲里木盟

Монг.

«Подпруга седла». Раньше на горе 哲里 Фонетич. 木zhelimu проходил съезд князей во гла-

zhelimumeng

ве с владетельным князем-дзасаком (военачальником хошуна). 88

伊勒呼里山

Маньч.

большого Хингана.

Yilehuli shan 89

毛乌素沙漠

Семена сосны, кедр орехи. Ответвления Фонетич.

Монг.

«Муу ус» - плохая вода.

Фонетич.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

82 Maowusu shamo 90

浑善达克

Монг.

га» - жеребенок.

hungaidake

91

甘德尔山

«Жеребенок, лишенный матери», «даа- Фонетич.

Монг.

«Хадак» - полотнище белого или голу- Фонетич. бого, иногда бледно-жёлтого или крас-

Gande'er shan

ного тонкого шёлка, у тибетцев и монголов подносится в знак приветствия, почтения, дружеских чувств, при поздравлениях. Горный рельеф то поднимается, то опускается, напоминая платок. 92

蛮汉山

Монг.

Manhan shan 93

灰腾梁

Вождь

племени,

рода.

Также

钟山 Фонетич.

zhongshan、九峰山jiufenfshan. Монг.

«Хуйтэн» - трескучий, сильный мороз.

Фонетич.

Монг.

«Гробница, усыпальница мудрого вла- Фонетич.

Huiteng liang 94

伊金霍洛旗

дыки», т.к. рядом находится мавзолей

Yijinhuoluo qi

Чингисхана. 95

乌审旗

Монг.

ни.

Wushen qi 96

鄂托克旗

Монг.

察哈尔右翼前旗

«Морочить, вводить в заблуждение», Фонетич. позже стало названием племени.

Etuoke qi 97

«Урхи» - ловушка, произошло от племе- Фонетич.

Монг.

«Цахар» - чахары, народность Внутрен- Полукалька ней Монголии.

chaha'er youqianqianqi 98

谢尔塔拉 xie'ertala

Монг.

«Шар тал» - золотая степь.

Фонетич.

99

扎兰屯 zalandun

Маньч.

«Официальный пост, чин».

Фонетич.

100

免渡河

Монг.

«Мэнд» - здоровье, благополучие.

Фонетич.

Монг.

«Прекрасный, процветающий, богатый».

Фонетич.

Монг.

Сомон (административная единица в Фонетич.

mianduhe 101 乌奴耳 Wunu'er 102 苏木

Монголии; уезд, район, улус).

sumu 103 雅尔根楚

Эвенк.

«Густые, пышные леса».

Фонетич.

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

83 ya'ergenchu 104 那吉屯

Эвенк.

«Рыбное место»; «место, где очень мно- Фонетич. го рыбы».

najidun 105 卧牛河 woniuhe

Кит.

«Лежащая корова».

Семантич.

106 额尼河 enihe

Маньч.

«Река матери»; «эни» - мать.

Фонетич.

«Подгорная равнина».

Фонетич.

Эвенк.

«Красивое гористое поселение».

Фонетич.

Кит.

«Впадина, низина», из-за формы рельефа Семантич.

107 拉布大林 labudalin 108 务大哈气 wudahaqi 109 洼堤

произошло название. Раньше называлось

wati

洼地wadi. 110 莫尔道嘎

Эвенк.

«Зеленые, изумрудные воды».

Фонетич.

Эвенк.

«Склад, амбар на дереве». «Лабаз» - до- Фонетич.

mo'erdaoga 111 好里堡

мик на сваях, возвышающийся над зем-

haolibao

лёй, зверь в поисках съестного не доберётся. 112 必鲁特

Монг.

«Билуун (чулуу)» - точильный (камень); Фонетич. в данном районе производятся точиль-

bilute

ные камни. 113

杭乌拉

Монг.

«Хамгийн өндөр уул» - самая высокая Фонетич. гора.

hangwula 114 上库力shangkuli

Эвенк.

«Сума, мешок, куль»

Фонетич.

115 苏沁

Монг.

«Южный склон горы, южная сторона».

Фонетич.

Даур.

«Развиваться, процветать; процветаю- Фонетич.

laoqin 116 尼尔基

щий, цветущий»

Ni'erji 117 登特科 dengteke

Даур.

118 西瓦尔图

Даур.

«Густая полевая трава».

Фонетич. Фонетич.

Xi wang’ertu Монг.

Шивэй (племя, родственное киданям).

Фонетич.

120 金河 jinhe

Эвенк.

«Мясная вырезка из лося ».

Фонетич.

121 阿龙山 along shan

Эвенк.

«Лужа».

Фонетич.

122 阿里河 alihe

Эвенк.

«Блуждающие огни».

Фонетич.

119 室韦 shiwei

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

84 123 甘河 ganhe

Ороч.

«Большая река».

Фонетич.

124 克一河

Ороч.

«Поворот, идущий вдоль горы».

Фонетич.

Монг.

«Номинхан бужидэ» - был один лама Фонетич.

keyihe 125 诺门罕布日德

Номинхан, который возле этой реки

Naomenhan buride

установил несколько юрт, чтобы рассказывать буддийские каноны скотоводам. 126 斯木科 simuke

Монг.

«Вязкое болото».

Фонетич.

127 巴彦托海

Монг.

«Баян тохой» - богатая излучина.

Фонетич.

128 大雁 dayan

Кит.

«Дикий гусь».

Семантич.

129 伊敏 yimin

Монг.

«Амь» - жизнь.

Фонетич.

130 孟根楚鲁

Монг.

«Мөнгө чулуу» - серебристый камень, Фонетич.

bayantuohai

т.к. есть белый камень.

Menggen chulu

131 达赉湖 dalaihu

Монг.

«Далай» - озеро, море.

Полукалька

132 哈达图 hadatu

Монг.

«Хадтай» - скалистый.

Фонетич.

133 阿木古郎

Монг.

«Амгалан» - спокойствие.

Фонетич.

134 音河 yinhe

Эвенк.

«Медленное течение реки».

Фонетич.

135 格尼河 genihe

Эвенк.

«Просторная,

amugulang

необъятная

равнина», Фонетич.

сельскохозяйственные земли находятся на берегу реки.

View more...

Comments

Copyright © 2017 UPDOC Inc.